Разное

Много учебников: shevkin.ru: Пусть будет много учебников — хороших и разных?

Содержание

shevkin.ru: Пусть будет много учебников — хороших и разных?

Интервью с академиком РАН, известным математиком Виктором Васильевым.

А.В. Шевкин. Виктор Анатольевич, Вы академик Российской академии наук, действующий ученый и преподаватель — то есть человек весьма занятой. Почему Вы посчитали важным и нужным потратить несколько лет своей жизни на руководство экспертизой и на экспертизу школьных учебников математики для Министерства образования и науки?

В.А. Васильев. Эта работа началась с 2005 года. А у меня незадолго до того пошли в школу младшие дети – 95 и 96 года рождения. Вот я посмотрел, что творится, и понял, что надо с этим что-то делать. Конечно, квалификация академика для оценки правильности школьного учебника более чем чрезмерна, но зато было понятно, что наплевать на мое мнение будет не очень просто, и, может быть, это последняя возможность остановить эту стихию.

А.Ш. Поскольку я имел опыт работы в Экспертном совете Министерства образования много лет назад, писал рецензии на учебники, то знаю, насколько это хлопотное и конфликтное дело.

Помню, как после обсуждения рецензий (одна из которых была моя) Экспертный совет не рекомендовал к использованию в школе учебники для 5-6 классов М.Б. Воловича. А через некоторое время мы узнали, что министерство рекомендовало его учебники как соответствующие авторской концепции, то есть не программе, не федеральному компоненту и т. п., а именно системе взглядов автора на преподавание математики. Не думаю, что тот, кто перечеркнул решение Экспертного совета, действовал бескорыстно. Но это было давно. А как теперь? Всегда ли министерство считалось с мнениями экспертов?

В.В. По правилам, решение двух комиссий – РАН и РАО – является решающим: для включения учебника в перечень необходимо и достаточно одобрения обеих этих комиссий. В самом начале этой деятельности, в 2006 году, был неприятный случай: 7 или 8 наших отрицательных заключений (содержащих указания на многие десятки прямых ошибок в каждом из этих учебников) по дороге к столу министра волшебным образом превратились в положительные.

Я узнал об этом в кулуарном разговоре за 10 минут до выступления на большой учительской конференции в Брянске и немедленно предал гласности. В возникшем конфликте разбирался один из замминистров, который сам перепроверил эти замечания и поразился: какие дураки, оказывается, встречаются среди авторов учебников. В результате к нашей работе стали относиться всерьез. Кроме того, по-видимому, в течение следующих нескольких лет издатели и другие лоббисты учебников низкого качества находились в растерянности и не могли найти действенных средств борьбы с нашими заключениями и их последствиями. (Там было всякое: издатели пытались вычислить рецензентов, находили и подсылали общих знакомых, писали кляузы на самый верх, угрожали исками, некоторые руководители издательств предлагали мне возглавить проекты по созданию серии учебников… Кстати, звонили мне и по поводу учебников Воловича, звонил уважаемый и влиятельный человек, и я до сих пор с удовольствием вспоминаю свой ответ.) Но в последние несколько лет они, видимо, оправились от замешательства и нашли разнообразные способы давить как на руководство общей комиссии РАН, так и на другие инстанции, способные превратить отрицательное заключение в положительное.
О некоторых последствиях этого я написал в http://atlmrf.livejournal.com/11075.html .

А.Ш. Когда-то в школе было 5 комплектов учебников (математика, 5-6; алгебра 7-9; геометрия, 7-9; алгебра и начала анализа, 10-11, геометрия, 10-11, если пользоваться современной нумерацией классов). После жёсткой критики реформы математического образования в 1980 г. были изданы «параллельные» учебники. После всесоюзного конкурса учебников 1988 г. в школы допустили третью параллель. Добавим сюда ещё учебники для классов с углублённым изучением математики. Но это было обозримое количество учебников. В 2002 и в 2006 годах в федеральном комплекте было уже 33 и 44 комплекта учебников соответственно. На 2014/2015 учебный год в федеральный перечень включено 53 комплекта учебников математики. Как Вы считаете, что является главной питательной почвой для роста числа комплектов учебников? И ещё, оказывало ли министерство какое-либо сдерживающее влияние на этот рост?

В.В. Естественно, это финансовые интересы издательств. Каждое издательство, заявляющее себя как игрока на этом рынке, считает себя обязанным иметь хотя бы одну полную линию по всем предметам. Если бы при этом дальнейшая судьба учебников определялась естественным отбором, то есть интересами детей, это бы было само по себе не так страшно. Но действительно хороших учебников мало, и в школу очень часто попадают учебники плохие. Особого разговора заслуживают способы влиять на выбор учебников учителями и администрацией, но этот увлекательный сюжет мне недостаточно знаком.

Нельзя сказать, что министерство никак не противилось этому напору, ведь и создание академических комиссий произошло при его непосредственном участии. Однако слишком часто в конфликтных ситуациях, требующих ответственного решения, высшие инстанции предпочитают изображать как бы принципиальность, но такого свойства, чтобы не обидеть ни одну из влиятельных действующих сторон. В результате расплачивается наименее влиятельная сторона, то есть дети. Способы такой симулятивной требовательности хорошо известны и универсальны, простейшим из них является забюрокрачивание и накрутка формальных требований по оформлению и процедуре. Это же мы видим и в работе ВАК, патологическая неспособность которой к принятию принципиальных решений на сколько-нибудь серьезном уровне сейчас стала всем видна благодаря замечательной работе «Диссернета».

А.Ш. Есть ещё одна важная проблема, над которой я думаю после прочтения короткого текста академика В.И.Арнольда «О печальной судьбе «академических» учебников.
http://www.mccme.ru/edu/index.php?ikey=viarn_akad-uch
Подспудная мысль этого текста для меня звучит так: «Лучше бы академики не писали школьных учебников, так как ничего хорошего из этого выйти не может». Возможно, это мое предвзятое толкование, так как я сам являюсь соавтором учебников, родоначальником которых был академик С.М.Никольский. Вопрос: сложилось ли у Вас представление о качестве учебников, написанных с участием академиков? Полезно ли для школы участие академиков в учебниках для школы?

В.В. По моим наблюдениям, лучшие учебники, как правило, пишутся коллективами авторов, в которых есть и настоящие математики, и опытные учителя, понимающие, в каком возрасте, что и как воспринимается детьми.

Существенное участие образованных математиков необходимо для кругозора, для понимания перспектив, истоков и взаимосвязей в проходимом материале. Когда этого нет, даже в учебниках самых профессиональных и добросовестных методистов, при всех педагогических достоинствах учебника, возникает уклон в обрядовость, в ущерб пониманию высшего смысла. Например, учебники Атанасяна и Макарычева, они далеко не из худших, но все же…

Конечно, при этом наличие именно академического звания у автора-математика не играет большой роли: ведь такого звания не было ни у Виленкина, ни у Шарыгина, ни у Дорофеева, а Прасолов так вообще не защитил даже кандидатской диссертации, так как его руководитель в аспирантуре именно тогда радикально съехал в ниспровержение мировой хронологии.

Да, с академическим званием (которое в этом смысле сходно, например, с высокой административной должностью) связаны (по крайней мере, были связаны в прошлом: про наступающие времена можно только гадать) дополнительные пробивные возможности, иногда позволяющие публиковать недоделанный или аргументированно критикуемый учебник.

Что тут сказать? Бывают неприятные явления, типа педагогических генералов, участвующих в авторских коллективах учебников самого разного сорта и качества, между которыми не удается найти ничего похожего. Или использования почтенного имени в качестве тарана, так что порою даже замминистрам приходится разбираться в деталях, не к большой чести для этого имени… Но это все как обычно, и в конечном итоге все зависит от конкретных действующих лиц.

А.Ш. Виктор Анатольевич, есть ещё один вопрос, который никак нельзя обойти, говоря об учебниках. В последнее время стало модным упрекать советскую школу в увлечении фундаментальностью школьного курса математики. Например, министр образования и науки А. Фурсенко в своё время говорил, что «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Ему же принадлежат перлы: «Я не изучал в школе высшую математику, и при этом не дурее других» и «Математика убивает креативность».

Каково Ваше отношение к фундаментальности школьного курса математики? Она нужна или уже нет?

В.В. Нужна или нет – это зависит от конечной цели, определение которой и есть самый сложный вопрос. На мой вкус, настоящая цель общего образования определяется одним, хотя и достаточно емким словом – одухотворение. Одухотворение человека, как осознание им своего единства с этим прекрасным и поразительным миром (а это невозможно без искреннего интереса к тому, как этот мир устроен, и понимания его глубочайшего внутреннего единства), как чувство своей ответственности за него. Школьное время здесь – ключевой момент: помните, как пронзительно описывается первый шаг этого открытия в начале книги «Вино из одуванчиков»? Человек, прошедший мимо этого открытия, проживший жизнь не более чем квалифицированным потребителем, — несчастное существо, как правило, само не понимающее своего несчастья. И математическое воспитание здесь очень важно, не только как набор фактов и ключ к методам познания природы, но и как навык правильно рассуждать и делать выводы, не нести чуши самому и отторгать чушь, произносимую другими.

Но, конечно, именно ориентация на потребительство устраивает большинство начальства во всем мире, потому что от умников и вообще от живых людей слишком много беспокойства. Эта ориентация напоминает известную сельскохозяйственную практику, надежно избавляющую от излишнего интереса к жизни и активности. С точки зрения мясомолочного производства так, наверное, и нужно делать, но должны ли мы и в человеческом обществе исходить только из предпочтений такого сорта, или пробуждение души человеческой также можно считать одной из целей?

А по поводу математики, убивающей креативность, и вообще потребительской философии в образовании, я даже написал микропьесу «Компетентностная трагедия». Там, правда, встречаются разные нехорошие слова, но дело в том, что это реальная лексика из споров, которые современные митрофанушки ведут в сети, отстаивая свое священное право не подняться выше нынешнего уровня.
С другой стороны, вряд ли надо лишний раз подчеркивать, что умеючи можно и фундаментальное образование организовать так, чтобы ничего не дать, кроме отвращения к науке и учению.

А.Ш. В настоящее время в связи с украинскими событиями Россия рискует оказаться в политической и экономической изоляции. Прежней изоляции вроде «железного занавеса» быть уже не может, но потребуется большая независимость России от поставок продуктов, медикаментов, техники и пр. из-за рубежа. То есть потребуется больше и разнообразнее производить в стране. В том числе и научной и высокотехнологичной продукции. На мой взгляд, жизнь заставляет руководство страны считаться с тем, что «США собираются развиваться против России, за счёт России и на развалинах России» (З.Бжезинский), оно будет вынуждено «поправить» «реформаторов» образования, один из аргументов которых был таков: много знаний нам уже не нужно, так как есть международное разделение труда. Уже есть первый сигнал. На днях вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что считает необходимым увеличить в школах количество часов на изучение математики и физики, усилить внимание к естественнонаучному циклу в школе (это несколько противоречит многолетней практике в образовании, закрепленной к тому же в законе и в стандартах).
http://www.rg.ru/2014/03/28/rogozin.html

Есть и второй сигнал, почти совпавший с первым во времени. Начато сокращение федерального перечня учебников. Как Вы воспринимаете эти события? Есть ли у Вас надежда на то, что в ближайшее время начнется пересмотр отношения государства к образованию?

В.В. Прежде всего, по-моему, методологически опрометчиво в своих расчетах антропоморфизовать государство, в частности рассматривать его как нечто, способное подобно человеку как-то относиться к образованию или к чему-либо еще. Государство – это не только и не столько высшее руководство, имеющее имена и лица, которые действительно могут как-то к чему-то относиться. Это и огромный разнородный аппарат, реализующий все начинания в соответствии со своими бюрократическими канонами и интересами, и множество ведомственных и региональных феодалов. Возникает впечатление, что эта стихия способна зажевать любую инициативу и найти собственное употребление отпущенным на нее средствам. Развернуть к лучшему ее взаимодействие с образованием – дело в любом случае очень долгое (хотя испортить все можно гораздо быстрее).

Например, в связи с вопросом об учебниках опять вспоминается история с ВАК. Давно понятно, что в некоторых дисциплинах идет огромный вал диссертаций чрезвычайно низкого качества, в большой части ворованных. Была обозначена воля начальства, что этот вал надо сбить. Но при этом упор делался на количество диссертаций (которое может легко подсчитать даже чиновник), а не на качество, за оценкой которого надо лишний раз обращаться к подозрительным грамотеям. В результате проблема была решена методом создания неописуемого бардака с прохождением диссертаций, и одновременно целой серии организационных потрясений: переутверждений советов, изменения номенклатуры специальностей, смены регламентов (опять-таки приводившей к необходимости переутверждать советы) и т.п. На какое-то время количество защищаемых диссертаций из-за этого снизилось, о чем можно было гордо отрапортовать, но к повышению их качества это, разумеется, не имеет никакого отношения. Кроме того, снижение таким способом было заведомо временным, но кого это волнует? Кампания прошла, по результатам отчитались – можно расслабиться и переключиться на другую кампанию. Вот и скандальная ситуация с избранием в новые экспертные советы ВАК людей, активно способствовавших созданию и защите фальшивых диссертаций http://polit.ru/news/2014/02/12/dissertations/ лишний раз подтверждает, что ликвидация этого безобразия не является искренней целью нашего аппарата.
Боюсь, что с заданием уменьшить количество учебников происходит нечто подобное. В частности, большая часть учебников не прошла по формальным причинам, из-за ужесточения понимания дедлайна на представление заявки. Очевидно, это тоже временная отсрочка, и в следующий раз эти же учебники будут присланы в срок. Но опять-таки, кого это волнует? Тогда будет задание бороться с чем-нибудь совсем новым…

Кроме этого, мне очень не нравится новый регламент экспертизы, из-за которого я, собственно, и ушел из этой деятельности (что также описано в http://atlmrf.livejournal.com/11075.html). Наверное, этот регламент соответствует какой-то чиновничьей эстетике, их фантазиям о содержании этой работы, но не интересам дела. Ни описанная выше формализация, ни этот регламент экспертизы не гарантируют улучшения качества принимаемых учебников. Например, из-за анекдотического отзыва одного из трех экспертов РАО не прошли лучшие, на мой взгляд, учебники для начальной школы – Б.П.Гейдмана с соавторами. А вот новые учебники О.А.Ивашовой и Н.С.Подходовой, не прошедшие нашу экспертизу, чудесным образом оказались в списке. По чисто формальным причинам не прошли учебники издательства «Мнемозина», в том числе и хорошие, например, Виленкина — Шварцбурда. Вся корреляция с повышением качества, которую я сейчас вижу, достаточно случайна. Поэтому я бы не радовался просто по поводу сокращения количества учебников: вопрос качества гораздо важнее, а с ним дело обстоит намного сомнительнее.

А.Ш. Виктор Анатольевич, благодарю Вас за интервью, за адский труд, который Вы вложили в совершенствование учебников математики для школы, за предоставленные для общего доступа Ваши рецензии школьных учебников математики.

Ссылка на страничку с рецензиями учебников:
http://www. mi.ras.ru/~vva/test.html

Источник: shevkin.ru.

Учебники | MDN

Ссылки на этой странице ведут к целому ряду учебных пособий и материалов. Если вы только начинаете учить основы, или же вы уже бывалый веб-разработчик, то здесь вы сможете найти полезные ресурсы для получения передового практического опыта.  Эти ресурсы создаются дальновидными компаниями и веб-разработчиками, включают открытые стандарты и лучшие практики для веб-разработки, предоставляют или позволяют переводы под открытой лицензией, такой, как Creative Commons.

Вводный уровень

Введение в HTML
Что такое HTML, что он делает, его краткая история, и что представляет собой структура HTML документа. В последующих статьях мы подробнее рассмотрим отдельные части HTML.
Базовая структура веб-страницы (SitePoint)
Узнайте как HTML элементы сочетаются в общую картину.
MDN HTML Element Reference
Комплексный справочник для HTML элементов, и, как различные браузеры поддерживают их.
HTML Challenges (Wikiversity)
Используйте эти задачки, чтобы отточить свои HTML навыки (для примера, «Какой элемент нужно использовать —  <h3>  или <STRONG>?»), фокусируясь на смысле разметки.

Продвинутый уровень

Tips for Authoring Fast-Loading HTML Pages
Оптимизация веб-страниц, для большей адаптивности сайта и снижения нагрузки на веб-сервера и подключение к Интернету
HTML5 Tutorials (HTML5 Rocks)
Совершите экскурсию в код, который использует возможности HTML5.
Semantics in HTML5 (A List Apart)
Изучите рабочую разметку, обеспечивающую обратную совместимость, расширяемую и поддерживающую будущие изменения (совместимость вперёд).
Canvas Tutorial
Узнайте, как рисовать с помощью скриптов, используя элемент canvas.
HTML5 Doctor
Статьи о том, как  используется HTML5 прямо сейчас.
The Joy of HTML5 Audio (Elated)
Узнайте как использовать HTML аудио элемент для того, чтобы вставлять звуки в ваши веб-страницы. В учебнике представлено много примеров кода.

Javascript учебники

Вводный уровень

JavaScript First Steps
JavaScript руководство, написанное как часть MDN Learning Area.
Codecademy (Codecademy)
Codecademy это простой способ изучить JavaScript. Он интерактивный, и вы можете делать это вместе с друзьями
Getting Started with JavaScript
Что такое JavaScript и как он может пригодиться вам?
JavaScript Best Practices (WebPlatform.org)
Узнайте о некоторых из очевидных (и не очень очевидных) лучших практиках для написания кода на  JavaScript.

Средний уровень

A Re-Introduction to JavaScript
Повторение языка программирования JavaScript для разработчиков среднего уровня.
Eloquent JavaScript
Полное руководство по «средним» и «продвинутым» методикам JavaScript.
Essential JavaScript Design Patterns (Addy Osmani)
Введение в основы шаблонов проектирования JavaScript.
The JavaScript Programming Language (YUI Blog)
Douglas Crockford исследует язык, какой он есть сегодня, и как он пришёл, чтобы быть.
Introduction to Object-Oriented JavaScript
Узнайте об ООП в JavaScript.
Speaking JavaScript (Dr. Axel Rauschmayer)
Для тех программистов, кто хочет быстро и хорошо выучить  JavaScript, а так же для тех, кто хочет углубить свои навыки или же изучить какие-то специфические темы.

Продвинутый уровень

JavaScript Guide
Полное, регулярно обновляемое руководство по JavaScript для всех уровней обучения от начального до продвинутого.
Learning Advanced JavaScript (John Resig)
Гид по «продвинутому» JavaScript от John Resig.
Introducing the JavaScript DOM (Elated)
Что такое Document Object Model, и зачем она нужна? Эта статья даёт вам постепенное введение в эту мощную способность JavaScript.
An Inconvenient API: The Theory of the DOM (YUI Blog)
Douglas Crockford объясняет Document Object Model.
Advanced JavaScript (YUI Blog)
Douglas Crockford пристально следит за шаблоном кода, который JavaScript программисты могут выбрать в авторстве своих приложений.
JavaScript Garden
Документация из самых необычных частей JavaScript
Which JavaScript Framework? (StackOverflow)
Советы по выбору основы JavaScript..
Non-Blocking JavaScript Downloads (YUI Blog)
Советы по улучшению производительности скачивания страниц, содержащих JavaScript
JavaScript Patterns
Шаблоны и антишаблоны проектирования JavaScript, которые охватывают функциональные шаблоны, шаблоны JQuery, шаблоны плагинов JQuery, шаблоны проектирования, основные шаблоны, literal patterns и шаблоны конструирования, шаблоны создания объекта, переиспользуемый шаблонный код, DOM.
How Browsers Work
Статья с подробным исследованием, описывающая различные современные браузеры, их движки, рендеринг страниц и пр.
Exploring ES6 (Dr. Axel Rauschmayer)
Надёжная и подробная информация об ECMAScript 2015.
JavaScript Videos (GitHub)
Видео о JavaScript.

CSS учебники

Вводный уровень

CSS Getting Started
Этот учебник познакомит вас с каскадными таблицами стилей (CSS). Он проведёт вас через основные особенности CSS и предложит практические примеры, которые можно попробовать на вашем компьютере.
CSS Selector Classes (Wikiversity)
Что такое классы в CSS?
External CSS (Wikiversity)
Использование CSS из внешних источников.
Adding a Touch of Style (W3C)
Краткое руководство для начинающих по стилизации веб-страниц с помощью CSS.
Common CSS Questions
Общие вопросы и ответы для начинающих.
CSS Selectors
Введение в CSS селекторы.

Средний уровень

CSS Reference
Полный справочник по CSS, с информацией о поддержке в Firefox и других браузерах.
CSS Challenges (Wikiversity)
Улучшите ваши навыки CSS, и обратите внимание на то, где вам нужно больше практики.
Intermediate CSS Concepts (HTML.net)
Группировка, псевдоклассы и многое другое.
CSS Positioning 101 (A List Apart)
Использование позиционирования в соответствии со стандартами, без использования таблиц.
Progressive Enhancement with CSS (A List Apart)
Прогрессивное улучшение в веб-страницы с помощью CSS.
Fluid Grids (A List Apart)
Дизайн вёрстки, который плавно изменяется вместе с размерами окна, основанный на сетке.

Продвинутый уровень

Using CSS Transforms
Как применять поворот, наклон, масштабирование и перемещение при помощи CSS
CSS Transitions
CSS переходы, спецификация CSS3 по этой теме, как анимировать изменения стилей в CSS, вместо того, чтобы делать их «сразу».
Quick Guide to Implement Web Fonts with @font-face (HTML5 Rocks)
Возможности @font-face в CSS3, создание собственных шрифтов и работа с ними.
Starting to Write CSS (David Walsh)
Введение в инструменты и методологии для разработки более краткого, масштабируемого и поддерживаемого CSS.

Слуцкий: создание военной учебной миссии Евросоюза на Украине вызовет много вопросов

  © Пресс-служба Госдумы

Глава Комитета Госдумы VII созыва по международным делам Леонид Слуцкий в своем Telegram-канале в понедельник заявил, что возможное создание военной учебной миссии Евросоюза на Украине вызовет много вопросов, и рекомендовал Брюсселю больше внимания уделять выполнению Киевом минских договоренностей.

Накануне немецкая газета Welt am Sonntag со ссылкой на документ внешнеполитической службы ЕС сообщила, что Брюссель рассматривает возможность создания независимой военной учебной миссии на Украине. Как отмечает издание, такой шаг стал бы «выражением солидарности с Украиной на фоне продолжающейся военной активности России на границе», а также в свете ситуации с Крымом. 

«Против кого будут «учить» европейские инструкторы и кто будут их «учениками»? Прикрываясь мифической «российской агрессией», Украину, таким образом, могут превратить в полигон для новых военных провокаций в отношении России на радость русофобам всех мастей. Вот только подобные цели и задачи не имеют ничего общего с процветанием украинского народа», — написал Слуцкий.

По его мнению, если бы в Европе действительно беспокоились о безопасности Украины, то «еврочиновникам следовало бы обратить внимание на непрекращающийся конфликт в Донбассе и саботаж Киевом минских соглашений».

Вместе с тем депутат рекомендовал западным партнерам не забывать, что Россия как суверенное государство вправе проводить учения на собственной территории для поддержания боеготовности армии. «Москва здесь не нарушает международных обязательств. Любые попытки оправдать этим размещение военных миссий в сопредельных с РФ государствах будут носить надуманный характер», — подчеркнул он.

«Лучше бы направить все силы на мирные цели, например, содействие выполнению Киевом минских соглашений, а не подталкивать снова украинскую власть к эскалации конфликта на юго-востоке», — заключил Слуцкий.

Федеральный перечень учебников: много — не значит качественно

Федеральный список учебников, рекомендованных российским школьникам, снова вырос. Еще в прошлом учебном году он включал в себя 1771 книгу, а в нынешнем уже – 2499.

Как рассказал «Росбалту» депутат Госдумы Олег Смолин, для увеличения федерального списка учебников есть две причины. Одна более или менее объективная: в России вводятся новые стандарты обучения для начальной школы, и те общеобразовательные учреждения, которые успели на них перейти, учатся по одним учебникам, остальные – по другим. Таким образом, издательствам приходится выпускать учебники сразу по двум стандартам. Кроме того, через два года по-новому будет учиться и основная школа, а к 2020 году на современный стандарт перейдут и старшеклассники. Видимо, учебников в связи с этим будет становиться все больше.

Вторая причина, по словам Смолина, субъективная. «В прошлом году Министерство образования и науки попыталось ввести так называемые «системы учебников». Это привело к тому, что сразу несколько издательств постарались создать свои «системы» в полном объеме», — объяснил он.

Дело в том, что до недавнего времени можно было издавать учебники не по принципу линейки или «системы» (например, физика с 5-го по 9-й классы), а рассчитанные всего на один год. Теперь требования к учебному книгоизданию изменились. «И это хорошо», — считает член комиссии по образованию Общественной палаты РФ, директор Центра образования «Царицыно» Ефим Рачевский. Новая система станет своего рода предохранением российского образования от появления «случайных» учебников. «Среди нашего брата достаточно людей, которые кричат, что написали самый гениальный учебник. Возможно, так и есть. Но пособие рассчитано всего на один год, а что дальше? Как правило, все отвечают, что продолжение напишут потом. Правда, «потом» так и не наступает. Авторы учебников «на год» исчезают, меняют профессию, переезжают в другую страну… А детям в следующем году приходится учить предмет по новой системе — другого автора», — рассказывает директор школы. Но такого быть не должно. «Если ребенок начал учится по одной системе, то ее он и должен придерживаться, и школа обязана ему это обеспечить», — уверен Рачевский.

В связи с этим изменения в области учебного книгоиздания эксперты расценивают как положительные. Правда, пока вместо желаемого сокращения списка учебников инициатива властей повлекла за собой его рост.

«Недавно министр образования и науки Андрей Фурсенко заявил, что нужно оставить не более 3-4 учебников по каждому предмету. В этой связи хотелось бы напомнить, что в России существуют школы обычные, коррекционные, с углубленным изучением предметов и профильные. Кроме того, есть различные психолого-педагогические системы, по которым занимаются дети, например, система Д.Б. Эльконина – В.В. Давыдова, система Л.В. Занкова. Поэтому вряд ли удастся уложиться в 3-4 учебника по каждому предмету», — отметил Смолин. Задача сокращения списка, по его мнению, не главная. «Основная цель – улучшение содержания учебников и их методического оформления», — считает эксперт.

Сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель», педагог по истории и обществознанию Андрей Демидов также не причисляет себя к ярым сторонникам сокращения перечня. Более того, учитель вполне доволен существующим многообразием и полагает, что в длинном списке сориентировался достаточно легко. «Мне трудно говорить за всех коллег, но лично я при выборе учебника в первую очередь обращаю внимание на его содержание, методический аппарат, подачу материала. Важно и то, насколько он соответствует моей концепции образовательного процесса», — рассказал собеседник «Росбалта». Он добавил, что, выбирая учебное пособие, старается учитывать и возможности своих учеников. Для работы в слабом классе выбирает учебник попроще, а для «сильного» старается подобрать книгу с большим количеством фактического материала. По словам Демидова, когда он два года назад пришел работать в школу, там уже было минимум по два учебника на один и тот же курс. Сейчас выбор стал больше, что позволит каждому учителю найти именно то пособие, которое соответствует его учебным задачам.

Правда, в расширении перечня педагог видит не только благо, но и возможные подводные камни. «Те, кто заказывает учебники для школы, округа, могут исходить не из интересов учеников, а из своих личных, например, закупая книги «по договоренности» и игнорируя пожелания учителей», — отметил он. Правда, пока о подобных случаях Демидов не слышал.

Сопредседатель педагогического профсоюза вообще считает, что роль учебников в образовательном процессе сильно преувеличена. «Если речь идет об обычной школе, то подавляющее большинство детей освоить весь материал учебника не в состоянии. Учитель должен выбирать именно те элементы повествования, которые считает наиболее важными. Сегодня задание «прочитайте параграф» звучит как «к следующему уроку можете не готовиться», — подчеркнул он. Если же в учебнике недостаточно информации по какой-то отдельной теме, Демидов не считает нужным его сразу менять. Здесь на помощь преподавателям может прийти дополнительная литература и новые технологии. «Можно сделать копии необходимых материалов и раздать детям на уроке, или вывести интересную информацию на экран при помощи соответствующей техники. Мой кабинет, например, оборудован DVD проектором, что очень помогает мне в работе», — заметил педагог.

А вот Ефим Рачевский, напротив, не выразил особого энтузиазма по поводу роста перечня. «То, что сейчас происходит в области учебного книгоиздания – отголоски начала девяностых. До той поры в каждой школе от Таллина до Дальнего Востока (Чукотки) все школы в один период изучали одну и ту же тему. Это настолько всем надоело, что с началом 1990-х наступил новый период, когда каждый изучал то, что хотел. Широчайший разнобой. Эта тенденция существует и сейчас. Единственное, что сегодня сохраняет образовательное единство – стандарты и экзамены», — подчеркнул он.

Эксперт, впрочем, добавил, что без ряда изменений обойтись невозможно. Появились новые открытия в области физики – нужно обязательно упомянуть о них в учебниках. В систему школьного образования вводятся основы религии – и опять без нового пособия не обойтись. Поэтому перечень ежегодно дополняется. Но вот о том, как часто нужно обновлять школьные учебники, по словам эксперта, не знает никто.

То многообразие учебников, которое есть сейчас, Рачевский назвал «псевдомногообразием»: если сравнить разные пособия, станет ясно — они не так уж и отличаются друг от друга. «Такое количество учебников, которые в большинстве своем повторяют то, что было сделано педагогической наукой за последние сто лет и мало ориентированы на современность, России не нужно. Но мы должны пережить этот период с надеждой, что качество учебников будет достигнуто не за счет их псевдомногообразия, а благодаря грамотному выстраиванию их методического аппарата и информационной системы», — заключил Рачевский.

Но за счет чего власти намерены сокращать перечень – пока непонятно. Возможно, решить проблему помог бы рейтинг учебников по популярности среди педагогов? Хотя, по словам члена ОП РФ, о существовании оного, или хотя бы о его составлении, он и не слышал.

Анна Семенец, источник: Росбалт

В Госдуме возмутились найденными на Донбассе учебниками с искаженной историей

+ A —

Украине порекомендовали провести образовательную реформу

Не утихают волнения вокруг найденных в Донбассе украинских учебников истории и военной подготовки. Некоторые называют их «вещдоками». Пособия, содержащие националистические взгляды и призывы, обсуждают в Госдуме уже несколько дней, их подвергают экспертизе. В рамках гуманитарной миссии решено срочно доставить в ЛДНР хорошие, правильные учебники. А Украине до зарезу необходима реформа образования, настаивают депутаты.

Находка одиозных учебников похожа на детектив. По одним данным, их обнаружили волонтеры, а по другим – отряд Народной милиции ДНР. То ли в Волновахе, то ли в поселке Верхноторецкое. Или в Харькове. Впервые учебники попали в Госдуму РФ 23 марта. Две книжки – что-то вроде ОБЖ для 11 класса, «Защита Отчизны» называется. И учебник истории для средней школы. Скриншоты из «Защиты…» опубликовал в Сети депутат ГД Артем Бичаев — нельзя не признать, на мутных сканах, действительно читается русофобия. Поэтому изучению обеих палат парламента была подвергнута целая серия украинских учебников.

«С ног на голову перевернута вся наша общая история», – вынес вердикт вице-спикер Совфеда Андрей Турчак.

Не оставляя такое возмутительное дело без внимания, профильный комитет ГД по просвещению спешно назначил экспертизу. А затем и сразу и брифинг, «по вопросу украинских учебников». По словам главы комитета Ольги Казаковой, изучались не только история, но и «учебные и методические пособия для учителей, а также учебники для средней и старшей школы по истории, литературе, географии, пособия для начальных классов по евроинтеграции и многое другое». И все-таки больше всего экспертов и политиков удручает именно история, в которой нет Юрия Гагарина, к примеру. Или отсутствует понятие Великой отечественной войны, а есть только Вторая мировая.

Зампред комитета по просвещению ГД Яна Лантрапова утверждает, что сама привезла из Донбасса учебники, по которым «целых 8 лет занимались школьники». По мнению депутата, «все эти годы в школьниках целенаправленно воспитывали неприятие русской культуры».

Негодование людей, столкнувшихся с национальной ненавистью в печатном виде, а тем более в учебных пособиях для детей, вполне объяснимо. Но представители власти не могут не знать, что с начиная 2019-21 годов школы ЛДНР были переведены на собственные учебные программы и российские стандарты. Официально и окончательно – с 2021 года. Ольга Казакова заметила, что «программы (на Донбассе – авт.) на 90% синхронизированны с российскими». В чем же тогда состоит срочность доставлять гуманитарным конвоем не продукты и лекарства, а наши учебники по истории в ЛДНР?. .

– Да никогда мы не учили по таким странным учебникам, о которых сейчас заявляют, – удивляется учитель истории из Горловки Марина Петренко. – Даже до 2014 года у нас такого не было. «Защита Отчизны»?  Нет, я о таком учебнике не слышала. Да, некий великодержавный пафос тогда ощущался со стороны властей, нашему директору раз даже глобус Украины подарили. Но чтобы всерьез?.. Был у нас и Гагарин в программе, была Великая Отечественная. Возможно, чуть под другим углом, чем сейчас преподаем. С 2021 года наша школа полностью перешла на российскую программу, только без ЕГЭ.

О том, откуда вообще могла взяться шовинстическая учебная литература на украинском, в учительском паблике рассуждает преподаватель из Киева Герман С. «Думаю, это творение Павла Полянского они там изучают, его «Новый учебник истории Украины». Этот «учебник» вышел в 16 году, и с тех пор никто к нему серьезно не относился… Дело в том, что в Украине много вариантов выбора учебников, как и в России, насколько я знаю. Учебников по истории у нас 6 или 7 вариантов, что ли, в средней школе. Я еще ни от кого не слышал, чтобы дети действительно учились по этим «Новым» или «Новейшим». Потому что история наука, ее нельзя вертеть туда-сюда. В Киеве у нас такого точно не было, никто не преподает по ним. Даже «История Украины» не у всех в ходу. И вот преподаю по вузовскому учебнику «История Украины с древнейших времен до наших дней». От Семененко. Адаптирую для школы, но в принципе многое оттуда беру, им интересно. Это хороший образчик истории без тенденциозности и мифов, только наука».

Список учебников по математике по авторам

Мир не стоит на месте. Постоянно появляется что-нибудь новое, в том числе и в системе образования. А в целях соответствия всем нововведениям все время выходят новые учебники от разных авторов и по разным программам. Это касается каждого предмета, в том числе и математики. Какие учебники по математике самые лучшие? Попробуем разобраться…

Начальная школа

Начнем разговор об учебниках математики с самых «низов», то есть с младшей школы. Ниже обсудим лучшие учебники по математике для начальной школы для каждого класса. Но прежде нужно сказать, что все учебники, чьего бы авторства и какой бы программы они ни были, нацелены — какие больше, а какие меньше — на развитие познавательной активности младшеклассников, на стимулирование их творческого потенциала, а также на формирование гибкости мышления. Задания в них призваны научить малышей-школьников таким методам учебной деятельности, как анализ, обобщение и наблюдение.

Первый класс

Одними из лучших учебников по математике в 1 классе называют учебник Марии Моро (программа «Школа России») и учебник Виктории Рудницкой (программа «Начальная школа 21 века»). Ниже сравним оба этих учебника и, соответственно, обе программы, без выяснения, какая из них лучше. Что хорошо для одного ребенка, совершенно не подойдет для другого, поэтому при выборе учебной программы следует в первую очередь ориентироваться именно на развитие и возможности собственного малыша.

У учебника Моро есть поурочное содержание уроков. Программа «Школы России» предполагает, что за первый класс бывшие дошколята научатся следующим вещам:

  • Узнают числа от 0 до 10.
  • Познакомятся с точкой, отрезком, кривой, лучом, прямой, ломаной.
  • Выяснят, что такое равенство и неравенство, научатся отличать большее от меньшего.
  • Познакомятся с треугольником и квадратом.
  • Смогут проделывать элементарные измерения с помощью сантиметра и дециметра, литра и килограмма.
  • Станут складывать и вычитать в пределах десятка, научатся решать простейшие задачи, а также ставить условие к ним.
  • Узнают, что такое слагаемые и сумма, и разберутся в перестановке слагаемых.
  • Выяснят, что такое уменьшаемое, вычитаемое и разность.
  • Познакомятся (это уже ближе к концу учебного года) с числами от 11 до 20.

В конце учебника Моро для детей размещены задачки повышенной сложности. Вообще же, все задания расположены от наиболее простых к наиболее сложным, что позволяет ребенку освоиться, запомнить базовые вещи и уже после этого переходить к тому, что посложнее. Авторы позаботились о том, чтобы малышу все было понятно: все объяснено простым, доступным языком, приведены рисунки и схемы. Задания тоже как нельзя более подходящие: нет ни заумных и сложных, над которыми будут коллективно ломать головы папа, мама и бабушка с дедушкой, ни примитивных, которые не способны ничему научить, не вырабатывают у ребенка никаких полезных навыков. Задания в «Школе России», как уже говорилось выше, учат анализировать и размышлять, но при этом на уровне, доступном вчерашнему детсадовцу.

У Рудницкой поурочное планирование отсутствует. Сама программа «21 века» достаточно насыщенна, а в качестве одного из своих основных принципов авторы учебника называют соответствие заданий возрасту и возможностям младшеклассников. Также содержание программы нацелено на то, чтобы ребенок не просто пассивно воспринимал информацию, а активно исследовал, познавал ее. Главное отличие учебника Рудницкой от всех остальных, в том числе и Моро, в том, что он ориентирован на развитие творческих способностей малышей, на их воображение и логику — именно подобным заданиям отводится в учебном пособии довольно много места. Если «Школа России» считается более легкой программой, удобной для тех, кто только в школе будет учиться считать и выполнять действия по сложению и вычитанию, то «Начальная школа 21 века» подойдет больше деткам, у которых к первому классу уже есть какие-никакие математические навыки. При этом содержание программ, то есть тот материал, который должны усвоить первоклашки, сильно не различается.

Второй, третий и четвертый классы

Как правило, по выбранной в первом классе программе дети учатся всю начальную школу. Поэтому, решив для себя в первом классе, что самый лучший учебник по математике, например, Моро, на последующих годах обучения в младших классах перепроверить эту теорию и подтвердить или опровергнуть не получится. Разве что переводить ребенка из класса в класс или из школы в школу в поисках иных программ.

Однако, помимо «Школы России» и «Школы 21 века», существуют и другие программы, а следовательно, и другие авторы, многие из которых тоже удостаиваются похвал от учителей и родителей. Так, например, в числе лучших учебников по математике в 3 классе называют учебник Людмилы Петерсон. Вообще, относительно Петерсон и ее учебных пособий не утихают разговоры и споры. Многие называют разработанный ею учебник кошмаром, адом, мучением для детей и родителей. Но не меньше и тех, кто учебник хвалит. Учиться по ее пособиям можно всю начальную школу, так что находятся люди, отмечающие именно петерсонский вариант в качестве лучшего учебника по математике в 4 классе, а также и во втором, и в первом… Сама Петерсон в нескольких интервью подчеркивала, что ее учебники предполагают обучение не только ребенка, но и его родителей. Попробуем взвесить плюсы и минусы петерсонских пособий на примере учебника за третий класс (структура учебников и типы заданий у автора приблизительно одинаковы во всех классах).

Если некоторые учебники состоят из двух частей — теории и практики, то у Людмилы Петерсон есть исключительно практика, несмотря на то, что учебники тоже выпускаются в нескольких частях. Из всех подсказок, которыми располагают ученики в попытках решить задачку или пример, в учебнике есть только рисунки или схемы — и то не всегда. Это особая задумка автора — не показывать детям варианты решений для того, чтобы они до всего дошли своей головой. Сложно сказать однозначно, минус это или плюс, потому что любознательные ребятишки воспримут подобное скорее положительно, тем же, кто на уроке «хлопал ушами» и не понял или не слышал объяснений учителя, вряд ли придется этот метод по нраву. Равно как и родителям такого ребенка, ведь объяснять непонятое дома придется им, а поскольку теоретической части в учебнике нет, искать то, что нужно объяснить чаду, придется в Интернете или каких-то других источниках. Надо же сначала самому вспомнить, о чем идет речь.

Из необычного и интересного в учебнике Петерсон можно отметить то, что решать, рисовать, соединять линии — в общем, выполнять задания — допустимо в самом учебнике. Задания, кстати сказать, тоже не совсем стандартные: например, нужно раскрасить картинку правильным цветом, решить ребус или составить узор. Многие задачки — логического характера, требующие от ребенка умения объяснить, почему будет именно так, а не иначе. Есть и сложные задания олимпиадного уровня, но — и это, скорее, минус — какой-либо градации у Петерсон, как во многих других учебниках (от простого к сложному), не наблюдается, упражнения даны в хаотичном порядке вне какой-либо закономерности.

Таким образом, этот учебник наиболее хорош для деток с развитыми способностями к математике, а также в качестве дополнительного учебника к другому, основному. Многие учителя, кстати, так и поступают: берут из Петерсон наиболее интересные задания.

Старшая школа

У старшеклассников выбор учебников еще больший, чем в начальной школе. И, как правило, на протяжении обучения с пятого по одиннадцатый класс ребята успевают поучиться по учебникам разных авторов. Попробуем пробежаться хотя бы по некоторым.

Пятый класс

Среди лучших учебников по математике в 5 классе, бесспорно, учебник авторства Георгия Дорофеева (а в качестве соавтора выступает уже упомянутая выше Людмила Петерсон). Это пособие представлено в двух частях, однако нужно сразу акцентировать внимание на том, что ориентировано оно на классы с углубленным изучением предмета. Так что «середнячки» учиться по нему вряд ли смогут и лучшим учебником по математике 5 класса точно не назовут.

Здесь теоретическая часть присутствует; она представлена в начале каждого раздела: сперва подробное объяснение с правилами, затем задачки и примеры на только что усвоенный материал. Заданий действительно много, и все они, что немаловажно, направлены на формирование логического мышления. При этом поданы они в игровой форме — решение задачки или примера, как правило, нужно нарисовать или выстроить в виде цепочки, или сделать еще что-нибудь, — одним словом, авторы позаботились о том, чтобы довольно скучная и нудная математика стала совершенно не скучной для пятиклашек. Несмотря на наличие и других хороших математических учебников, те, кто считает разработку Дорофеева самым лучшим учебником по математике 5 класса, имеют полное основание на подобное мнение.

Еще одним замечательным учебником является пособие под редакцией сразу троих авторов – Людмилы Демидовой, Эмануилы Гельфман и Натальи Лобаненко. Этот учебник хорош тем, что состоит из двух частей, одна из которых — теория, а другая — практика. Авторы подают весь материал, обыгрывая его на сказочных персонажах (есть, например, у них и Пиноккио, и муми-тролли, и много кто еще) и действиях, что является интересным решением и действительно новаторской идеей. Задания есть как посложнее, на логику, так и попроще, игровые. Темы объясняются простым и доступным языком, что дает возможность понять их даже не очень усидчивым или сообразительным ребятишкам. Сказать, какой учебник по математике в 5 классе лучше, однозначно нельзя, — слишком уж разные два вышеприведенных примера. Если предыдущий учебник ориентирован на углубленную математику, то этот хорошо подойдет для обычных классов с математикой не профильного уровня.

Шестой класс

Одним из самых распространенных учебников у шестиклассников является учебник Наума Виленкина. По нему учится действительно большое количество школьников. Учителя выбирают его за простое и понятное изложение материала, а также за расположение тем и заданий от простых к сложным — подобный способ дает детям возможность поначалу потренироваться и «набить руку». Таким образом, у виленкиновского пособия есть полное право претендовать на статус одного из лучших учебников по математике в 6 классе. Помимо прочего, в нем много иллюстраций, присутствуют схемы и таблицы, подсказывающие детям, что и как. Также имеется исторический материал, а еще есть рубрика «Говорим правильно».

Еще один учебник, который можно назвать лучшим учебником по математике в 6 классе, принадлежит авторству Сергея Никольского. Он предлагает довольно интенсивный курс для изучения: пропорции, проценты, целые и рациональные числа и так далее, но на каждую тему тем не менее отводится достаточное количество времени. Любопытен тот факт, что в учебнике, помимо современных задач, присутствуют и старинные. Также имеются и задачи повышенной сложности, но даже на них в конце учебника даны в обязательном порядке ответы. Есть иллюстрации, чертежи, отдельно выделены термины и определения, на которые следует обратить особое внимание. А еще Никольский хорош тем, что к нему нет решебника.

Следующая книга, которую хотелось бы порекомендовать, не является школьным учебником. Это «Нестандартные задачи» Германа Левитаса и Эдуарда Красса. Несмотря на то что школьные учителя вплотную не занимаются данным задачником, упражнения в нем нацелены как раз таки на то, чтобы «поднатаскать», заинтересовать ребенка математикой. Задачи именно что нестандартные, в других учебниках – тем более типовых школьных – подобных не встретишь. Они формируют у детей логическое мышление, заставляют по-новому взглянуть на предмет, научиться самостоятельно принимать решения. Эта книжка предназначена и для пятиклассников, и для шестиклассников – упражнения делятся по разделам; задания есть как полегче и с ответами, так и олимпиадного уровня. Хотя, впрочем, необходимо отметить, что подобные «Нестандартные задачи» у данных авторов есть и для других классов – с первого по четвертый.

Для них же, младшеклассников, равно как и для представителей среднего и старшего звеньев, существуют прекрасные «Математические разминки» Владимира Погодина. Это тоже не школьный учебник, однако в качестве вспомогательного пособия на уроках или на факультативах использоваться данная книга может прекрасно.

Седьмой класс

Седьмой класс знаменуется разделением математики на алгебру и геометрию. Если говорить про лучшие учебники по математике для седьмого класса, то непременно нужно упомянуть такого автора, как Аркадий Мерзляк. Под его редакцией совместно с Поляковым вышла алгебра для семиклассников, предназначенная для углубленного изучения предмета (хотя зачастую по этому учебнику занимаются и обычные, «среднестатистические» классы).

Задания в данном учебнике для удобства школьников распределены на четыре категории сложности. Наиболее легкие — с одной звездочкой, посложнее — с двумя. Упражнения под тремя звездочками являются задачками повышенной сложности, а под шляпой — олимпиадными. Перед самими заданиями непосредственно идет пример-объяснение, на основании которого уже можно самостоятельно рассуждать, размышлять и решать. Каждая глава, кроме того, заканчивается теорией, которая является отличным подспорьем в подготовке к контрольной работе.

В числе лучших учебников по математике за седьмой класс — и пособие от целых четырех авторов, первым из которых является Юрий Макарычев. Многие считают эту алгебру логическим продолжением математики Виленкина в шестом классе. Именно учебник Макарычева дает возможность уже с седьмого класса начать готовиться к ОГЭ, поскольку содержит все те темы и задания, которые охватываются на этом экзамене.

Выпускные классы

В восьмом-девятом классах пальму первенства среди лучших учебников по математике занимает все тот же учебник Юрия Макарычева. Задания в этом пособии удовлетворят как слабого и середнячка, так и отличника — поскольку рассчитаны на разные возможности и уровни сложностей.

Что же касается старшеклассников, то в десятом-одиннадцатом классе рекомендуют заниматься, например, по Александру Мордковичу, хотя некоторые считают, что его задания более профильные, нежели базовые. Мордкович хорош тем, что все объяснения в учебнике просты и понятны, при этом не примитивны. Школьникам есть в чем поразбираться самостоятельно. Данный учебник является прекрасным помощником в подготовке к ЕГЭ, поэтому его смело можно называть одним из лучших учебников по математике.

Также стоит выделить учебное пособие от Шавката Алимова. По своей структуре оно схоже с учебником Мордковича, точно так же имеет задачи разного уровня сложности и точно так же нацелено на содействие ученику при поступлении в высшие учебные заведения, в том числе профильного математического характера. Плюсом алимовского учебника является отсутствие «воды». Он достоин того, чтобы называться лучшим учебником по математике, но имеет и минус: в нем нет тестовых заданий.

Назад в прошлое

С лучшими школьными учебниками по математике дней нынешних вроде бы разобрались. А как обстояло дело в прошлом веке? По каким учебникам учились дети Советов?

Лучшим советским учебником по математике по праву можно назвать учебник Андрея Киселева, от которого отказались в середине минувшего столетия, но по которому до этого учились многочисленные поколения. По мнению некоторых, киселевский учебник, как и иные учебники СССР, ориентирован на самого ребенка и на его потребности, в то время как современные пособия нацелены на науку. Много лет ведутся споры касательно возвращения к учебнику Киселева, однако пока что они ни к чему не привели. Сам автор считал, что основными принципами хорошего учебника должны стать точные формулировки, понятное изложение материала и краткое изложение. Этому он и постарался следовать в разработанном им пособии.

Многие первоклашки Советского Союза учились по пособию, написанному тремя авторами сразу – Мирмильштейном, Кругляшевой и Смиренской (точных имен, к сожалению, установить не удалось). Он по большому счету мало чем отличается от современных учебников для самых маленьких школьников – задачки и примеры все похожие, разве что сейчас они все больше про продажи и покупки, а раньше были про сельхозработы и колхоз. А еще у старого советского учебника очень интересное название – «Маленьким ударникам Урала».

Лучший учебник по высшей математике

Очень коротко коснемся учебников по «вышке» — для тех, кто отправился изучать профильную математику в вузе. И хотя, попав после института на работу, понимаешь, что все не так, как ты думал, как ты готовился, как учили по книгам преподаватели, что практика весьма отличается от теории и нужно начинать «учиться» с нуля, тем не менее лучший учебник по высшей математике – трехтомник Григория Фихтенгольца. Особенно он по нраву придется тем, кто любит математический анализ — подобного материала там ну очень много. Книга, хоть и такая огромная, написана доступным языком, и понять информацию сможет даже не самый успевающий студент.

Еще следует отметить отдельно работу двух авторов – Георга Полиа и Габора Сеге. Их труд называется «Задачи и теоремы из анализа», он вышел в двух частях и, несмотря на то что появился на свет он в начале века минувшего, не устарел при этом ни капли. Эта книга интересна тем, что она – задачник, и каждая задача построена таким образом, чтобы на основе предыдущего задания решалось каждое последующее. Получается, что студенты «самообразовываются», учат себя сами.

Хорош и задачник Бориса Демидовича по математическому анализу: в нем имеется более четырех тысяч всевозможных упражнений по самым разным разделам вышеозначенной темы. Многие из них действительно сложны и биться с ними приходится не пять минут.

Какой учебник по математике лучше — трудно сказать. Их так много, и в каждом можно найти что-то особенное. Главное, чтобы эти книги приносили свои плоды — знания по математике.

Вместо учебника: 11 исторических подкастов

История — ужасно увлекательная наука, но мало у кого есть время на чтение учебников и исторических карт. К счастью, об истории есть довольно много подкастов — их можно слушать в дороге, занимаясь домашними делами или перед сном. Рассказываем, что послушать, чтобы разобраться в крупных исторических событиях, узнать о бизнесменах древней Руси и о том, что носили и ели люди в разное время.

История бизнеса

Время и деньги

От авторов подкаста «Закат империи»: байки о предпринимателях и товарах, изменивших экономику России. Список возглавляют воск и кяхтинский чай. Спойлер: он шел из Китая и озолотил Бурятию. Новый выпуск — каждую неделю

Слушать

История в лицах

При царе Горохе

Школьная программа в неожиданном свете: загляните на Петровскую вечеринку и послушайте музыкальный чарт Российской империи. Развлечениями не ограничиваются: дворцовые интриги и бунты тоже поданы через личные истории

Слушать

История путешествий

С хвоста состава

Разговоры о локомотивах, архитектуре вокзалов и прочей романтике железной дороги. Отдельная тема — путевые лайфхаки: узнаете, как пассажирам удается догнать ушедший поезд, а проводникам — не спать ночами

Слушать

История моды

Мышьяк&Кружева

Объясняют, чем и кем вдохновляются фэшн-дизайнеры. Послушайте, как Петр I изобрел застежку матросских брюк, а Врубель задал тренд на бахрому. Кроме высокой моды обсуждают протестную, олимпийскую и военную

Слушать

История ресторанов

Хроники еды

Гастрономия Москвы девяностых и нулевых. Среди гостей — энтузиаст Coffee Bean Глеб Невейкин и Наталья Милеенкова из Novikov School. Вспоминают бум суши, паломничество на фуд-корты и зарождение кофейной культуры

Слушать

Военная история

Остарбайтеры

О Второй мировой рассказывают осты — узники нацистских трудовых лагерей. Бывшие пленные вспоминают, как работали на шахтах, гадали об исходе войны на козлах и сочиняли песни о доме, — они тоже вошли в аудиоархив

Слушать

История новостей

И так было

Подкаст «Электронекрасовки» и Школы культурологии ВШЭ — студенты обсуждают советские газеты. Фрагменты выбирают провокационные: курица на службе у пятилетки или шоколадный скандал на «Красном Октябре»

Слушать

История музыки

Музпросвет

Радиогайд с обширной географией — от органной музыки Вьетнама до американского рок-андеграунда шестидесятых годов. У передачи множество форматов: анализ треков, советы по вслушиванию и обзоры CD

Слушать

История без прикрас

Синий бархат

Журналист и политолог Егор Сенников разбирает популярные исторические стереотипы и разоблачает героев. Первый выпуск — о том, как строители национальных диктатур притворяются демократами и как с этим бороться

Слушать

История России

Поручик Киже

Как крестьяне попали в рабство? Почему Пушкин был плохим помещиком? Каким был древнерусский стендап? Историк и журналист Георгий Манаев рассказывает об истинном положении дел в непредсказуемом прошлом России

Слушать

История с комиками

История на ночь

Пожалуй, самый уютный подкаст. Комики Женя Чебатков, Расул Чабдаров и продюсер Томас Гайсанов обсуждают крупные исторические события у камина в пижамах. Шоу не претендует на научность, но позволяет узнать много нового

Слушать

Подкасты Тинькофф Журнала⁠⁠⁠⁠

У нас тоже есть подкасты, которые войдут в историю: «План Б» — о том, как разбогатеть простому смертному, и «Прием» — о медицине. Говорим и показываем на подкаст-платформах и «Ютубе»

Слушать

Еще подборки подкастов:

1. О здоровье и медицине.
2. Об искусстве, деньгах и психологии.
3. Обо всем на свете.

Учебники дорогие. Таким образом, студенты проявляют творческий подход.

GWU является «частным учреждением. Многие здесь могут позволить себе роскошь сказать: «Я могу просто купить книги». Лично я не могу», — сказал Рейес. «Я определенно должен найти свой путь во всем, чтобы процветать».

Когда студенты возвращаются в кампус на весенний семестр, многие делают все возможное, чтобы не платить полную цену за учебники. Стоимость может быть барьером для студентов, особенно для тех, кто уже имеет долги или происходит из семей с низким доходом.

История продолжается ниже объявления

Некоторые студенты ищут выгодные предложения и покупают подержанные материалы. Другие арендуют книги у книжных издателей, многие из которых сдают книги в аренду студентам по сниженным ценам.

Студенты, такие как Рейес, играют в выжидательную игру и стараются избегать покупки книг как можно дольше. По данным группы по защите прав потребителей U, 65% студентов колледжей откладывали покупку учебника, потому что он был слишком дорогим, а в некоторых случаях делали это даже несмотря на то, что опасались, что это решение повредит их успеваемости.С. ПИРГ.

«Когда станешь старше, поймешь, что книга мне не нужна. У меня есть свои заметки, у меня есть лекции, у меня есть слайды и PowerPoints. Я в порядке», — сказал Рейес. Он сказал, что не покупает книги, которые, по его мнению, ему не понадобятся, и однажды у него был профессор, который попросил класс купить учебник, который Рейес никогда не открывал. Это был самый дорогой учебник, который он купил в том году.

История продолжается под рекламой

«Хотелось бы, чтобы профессора были немного более честными в отношении того, как будет организован их класс», — сказал Рейес.

Дни, предшествующие началу семестра, могут быть напряженными, говорят студенты. Некоторые преподаватели не сообщают, какие книги необходимы, до начала занятий.

«Они ожидают, что мы немедленно получим все эти книги», — сказал Алексес Харрис, старший преподаватель GWU, специализирующийся на творческом письме и английском языке. «Я не думаю, что это обязательно справедливо, особенно для студентов с низким доходом».

Харрис сказала, что она использует оставшиеся деньги от грантов и стипендий для оплаты книг. Но она также привыкла рыскать по библиотеке в поисках учебников, иногда меняя свой график из-за наличия одной книги.

Продолжение истории ниже объявления

Точная сумма расходов на учебники в колледже является спорной. Данные Бюро трудовой статистики США показывают, что, несмотря на рост платы за обучение, никакая стоимость обучения в колледже не росла быстрее, чем стоимость учебников. Бюро обнаружило, что цены на книги выросли на 88 процентов в период с 2006 по 2016 год, а Совет колледжей, который проводит экзамен SAT, сообщил, что студенты ежегодно тратят более 1200 долларов на учебники и другие учебные материалы, включая технологии.

Student Monitor, исследовательская фирма из Нью-Джерси, опубликовала гораздо более низкую оценку стоимости учебников для учащихся — около 500 долларов в год — и сообщила, что расходы студентов снижаются.

Три издателя контролируют 80 % рынка учебников в США и использовали свою долю для повышения цен, говорит Кейтлин Витез, которая руководит кампанией PIRG США, направленной на то, чтобы сделать высшее образование более доступным. Две из этих компаний — Cengage и McGraw-Hill Education — должны объединиться в этом году. Этот шаг, о котором пять десятков групп студентов и потребителей заявили в письме в Министерство юстиции, позволит компаниям «продолжить свою многолетнюю практику привлечения инвестиций». Цены.

История продолжается под рекламой

Ариэль Патрик, пресс-секретарь обеих компаний, оспорила оценку американской PIRG доли рынка Cengage, поскольку, хотя Cengage производит цифровые курсы и электронные учебники, она не считает себя книгоиздателем. Она добавила, что, поскольку студенты отходят от традиционных издателей и обращаются к другим источникам за учебными материалами, таким как Amazon и Chegg, компания, созданная в результате слияния Cengage и McGraw-Hill, будет лишь одним из нескольких вариантов для студентов.

США. По оценкам PIRG, предлагаемая компания будет стоить более 5 миллиардов долларов, что сделает ее вторым по величине поставщиком учебников после Pearson, другого крупного издателя.

Стремясь снизить цены, Cengage запустила услугу подписки, которая, по словам официальных лиц, сэкономила более 2 миллионам студентов около 125 миллионов долларов — примерно 62,50 доллара на человека. McGraw-Hill сотрудничает с университетами, чтобы автоматически выставлять студентам фиксированную плату за доступ к ее материалам, что, по словам компании, экономит деньги студентов.По словам представителя компании Скотта Оверланда, Pearson «лидирует в снижении цен на учебные материалы» с помощью услуг по аренде и других программ.

История продолжается под рекламой

Несмотря на эти усилия, тысячи студентов стекаются на онлайн-форумы и в группы Facebook в поисках подержанных экземпляров классических романов или дорогих учебников. Модератор одной темы Reddit хвастается: «Я могу найти вам почти любой электронный учебник, который вам нужен» менее чем за 15 долларов.

Ияна Боттс, первокурсница Университета Говарда, полагается на несколько тактик, чтобы сократить расходы на книги, например, откладывает занятия, требующие дорогих учебников, и разделяет стоимость книги со своими одноклассниками.

«Я определенно пошла тремя путями с двумя другими людьми, и мы просто поделились учебником, потому что это было дешевле для нас», — сказала она. «Учебники воспринимаются как мелочь, но сумма денег, которую они стоят сегодня, действительно невероятна».

История продолжается под рекламой

Боттс также жаловался на коды доступа, продаваемые издателями, которые скрывают электронные учебники, задания, учебные пособия и другой онлайн-контент за платным доступом. Они могут стоить столько же, сколько традиционные учебники.

«Вы должны купить код доступа, чтобы участвовать в классе», — сказал Боттс. «Очень легко разочароваться, когда это стоит слишком дорого».

Мишель Маркс, вице-президент по академическим инновациям и новым предприятиям в Университете Джорджа Мейсона, сказала, что она разговаривала со студентами, которые предпочитали учебники продуктам, медицинскому обслуживанию или поездкам навестить семью.

«Некоторые учащиеся выбирают, какие занятия посещать, основываясь на стоимости учебников и учебных материалов. А другие студенты вообще не покупают их книги», — сказал Маркс.«Студенты действительно бросают школу, потому что у них нет денег, чтобы купить книги».

История продолжается под рекламой

Джордж Мейсон и сотни кампусов по всей стране, включая Американский университет и Университет Мэриленда, постепенно внедряют открытые образовательные ресурсы, материалы, написанные учеными для всеобщего достояния и доступные бесплатно для студентов и профессоров.

Макс Пол Фридман, профессор истории в Американском университете, начал использовать учебники с открытым исходным кодом пять лет назад.До этого он заказывал учебник стоимостью около 100 долларов.

«Некоторое время меня беспокоила высокая цена на учебники. Все наши студенты испытывают трудности», — сказал Фридман. «На протяжении многих поколений издатели учебников пользуются пленными рынками студентов, у которых нет выбора, когда дело доходит до того, за что они должны платить, и которые платят за книги довольно высокие, если не завышенные цены».

История продолжается под рекламой

Законодатели обратили на это внимание, и Конгресс недавно увеличил финансирование с 5 миллионов до 7 миллионов долларов на федеральную программу, которая предоставляет гранты колледжам и университетам для реализации инициатив по снижению стоимости учебников.

Согласно данным исследовательской группы Babson Survey Research Group, почти четверть преподавателей, которые вели вводные курсы в 2017-2018 учебном году, требовали от учащихся использования учебников с открытым исходным кодом, по сравнению с 15% годом ранее.

Но, поскольку эти материалы доступны в Интернете, они могут быть недоступны для учащихся, которые живут в районах без надежного доступа в Интернет, например, в сельской местности Вирджинии, — сказал Маркс.

«Очевидно, что больше всего страдают учащиеся с низким доходом, многие из которых являются первым поколением в своей семье, поступившим в колледж», — сказал Маркс по поводу отсутствия доступа к недорогим учебникам.«Обычно они не учитываются в стоимости учебников, и в конечном итоге это сильно вредит им».

Кто выбирает учебники истории?

Историческое содержание калифорнийского учебника и техасского учебника различалось незначительно, но существенно. Например, Гольдштейн указывает, что в техасском учебнике обсуждение литературы, созданной во времена Гарлемского Возрождения, включает в себя оговорку о том, что некоторые критики «отвергли качество литературы». нюанс к уроку.Но другая интерпретация этого утверждения заключается в том, что оно подрывает выдающийся творческий вклад чернокожих американских писателей в эпоху Гарлемского Возрождения, ставя под сомнение уровень их творчества. Гольдштейн указывает на это как на «иногда детализированные способы, которыми идеология может влиять на написание истории».

Сол Рим, учительница обществознания в средней школе из Массачусетса, говорит, что она редко использует свой учебник в качестве единственного арбитра информации. «Учебники — это всего лишь версия текста, как и любой документ, который мы читаем, чтобы узнать о прошлом.Студенты должны знать и понимать, что учебник является источником информации, и поэтому у него есть автор и контекст, в котором он был написан, и исторический момент, в который он был написан».

Кристин Колфилд, бывшая учительница истории США в старшей школе, которая преподавала в штате Мэн, повторила эти мысли: «Каждый учитель по-разному использует учебники. Для меня это был способ вовлечь студентов в то, как читать критически, и это послужило отправной точкой, с которой мы могли более глубоко рассмотреть различные вопросы.Я бы взял учебник и, по сути, разорвал его на части. Мы думали о том, чьи голоса пропали. То, что было упущено, было так же важно, как и то, что было включено».

«Студенты должны знать и понимать, что учебник является источником информации, и поэтому у него есть автор и контекст, в котором он был написан, и исторический момент, в который он был написан».

Sol Rheem

Но многие учителя K-12 согласно государственным образовательным стандартам обязаны придерживаться утвержденных государством учебников.Как указывает Колфилд, «некоторые учителя в других штатах не имеют возможности или возможности преподавать вне рамок учебной программы. По сути, их государственный совет по образованию говорит: «К 15 октября мы ожидаем, что каждый 10-й класс будет изучать эту главу в государственном учебнике». Таким образом, учебник является центром обучения, а ограничения учебников создают еще большее невежество, потому что то, чему учат студентов, — это приукрашивание».

«Различия в идеологиях» могут иметь далеко идущие последствия, выходящие даже за рамки отдельных государств.Техас часто сталкивался с пристальным вниманием к своим стандартам государственной учебной программы (так называемые основные знания и навыки Техаса, или TEKS). В 2014 году NPR сообщило о некоторых разногласиях по поводу учебной программы, одно из которых включало в себя упоминание Моисея в качестве одного из первых отцов-основателей. Но поскольку в Техасе одна из самых высоких популяций учащихся государственных школ (около 5 миллионов человек), это оказывает чрезмерное влияние на национальных издателей учебников и содержание, которое они включают или не включают в свои учебники. Рассказы, которые они представляют, которые затем преподаются миллионам учащихся средних и старших классов, иногда подвергались критике за расизм и ксенофобию.

В июле 2020 года учащиеся обратились в Совет по образованию Техаса с ходатайством о пересмотре образовательных стандартов с целью принятия антирасистской учебной программы. Статья Houston Public Media о петиции привлекла внимание к особо вопиющему инциденту, когда учебник McGraw-Hill назвал порабощенных людей «рабочими» и сравнил атлантическую работорговлю с другими «моделями иммиграции».

Рим указывает на неоправданный ущерб, причиняемый такой риторикой, и связывает ее с дискуссиями вокруг движения Black Lives Matter. и нужно знать», — сказала она. «Поэтому, когда у вас есть учебная программа, которая не учит навыкам критического мышления, в которой не говорится о власти, угнетении или стойкости, вы лишаете этих студентов способности понимать, что происходит в их собственной жизни в данный момент.”

Итак, когда дело доходит до выбора учебников по истории, кто решает? Ответ — целый ряд людей, многие из которых имеют четкие политические планы. Если учащимся K-12 будет преподаваться только одномерная история Америки — и, в частности, та, которая стирает нашу историю нарушений прав человека в отношении чернокожего, коренного и латиноамериканского населения, — они не будут вооружены знаниями, чтобы изменить ситуацию. будущее.

«Если вы обучаете историческому контексту и рассказам о сопротивлении и стойкости, а также о том, почему что-то происходит сейчас, людям нужна эта основа, чтобы понять, через что они живут (через что), что они видят, и чувствовать себя способными оказывать влияние, — сказал Рим.«И именно поэтому я преподаю историю за пределами повествований учебника. Это не только способность идентифицировать угнетение, но и понимание того, что люди боролись, творили и преобразовывались вечно».

Кейт Слейтер — белый антирасистский педагог и ученый, а также создатель Антирасистской дорожной карты. Она работает помощником декана по студенческим вопросам в Высшей школе искусств и наук Университета Брандейс. Recruitment of Teachers, некоммерческая организация, продвигающая расовую справедливость и разнообразие в американском секторе образования. Чтобы узнать больше о работе Кейт, посетите ее веб-сайт по адресу http://kateaslater.com.

 

Статистика отрасли учебников — TextbookLand

Разговор о учебниках: разбивка учебников

Статья находится внизу страницы, взгляните на нашу милую информационную графику об индустрии учебников по пути туда. Прямая ссылка на инфографику: http://www.textbookland.com/images/textbook-stats.jpg, не стесняйтесь делиться ею!


Учебники служили незаменимым средством обучения с самого начала дошкольного образования.Важность такого информационного материала увеличивается с возрастом, его важность возрастает с каждым экзаменом AP. Тем не менее, большинство студентов проводят большую часть своей жизни, просматривая материал, а не размышляя о фактах, которые отягощают их рюкзаки. Давайте взглянем на некоторую национальную статистику, чтобы понять более широкую картину, скрытую между страницами учебника.

10 главных фактов из учебников

«Получите образование, чтобы жить лучше». Воспользуйтесь всеми возможностями, которых у меня не было в вашем возрасте.» «Ты сделал домашнюю работу?» Звучит знакомо? Акцент школьного образования запечатлелся в наших мозгах в тот момент, когда мы взяли в руки наш первый экземпляр «Спокойной ночи, луна». Конечно, образование считается первостепенным фактором успеха, но кто знал, насколько важными станут учебники в нашей повседневной учебной рутине? Приведенные ниже данные освещают некоторые интересные находки из учебников.

1. Среднее количество книг на каждого учащегося (в семестр)
Общее среднее количество учебников для классов K-12 составляет 19.90 книг на студента в каждом семестре.

2. Средняя стоимость учебников на каждого учащегося в США

Согласно опросу, проведенному Организацией государственных школ штата Северная Каролина в 2011 году, средняя стоимость учебников для американских учащихся была следующей: $31.08 — Чтение; $42,61 — Наука; $39,38 — Социальные науки
*Средняя школа: $55,63 — Математика; $59,89 — Чтение; $53,99 — наука; 56,00 долларов США — Социальные науки
*Средняя школа: 66,26 долларов США. — Математика; $61.08 — Чтение; $59,72 — Наука; 68 долларов.30 — Социальные науки

3. Средняя стоимость учебников в университете за семестр
Согласно исследованию Министерства образования США, средний американский студент тратит от 700 до 1000 долларов в год на учебники. Эта цифра продолжает расти в связи с инфляцией и ростом цен на учебники.

4. Средний вес учебника
Учебники в среднем весят от двух до шести фунтов (чем больше вес книг, тем выше класс). Учебники, посвященные естественным наукам или математике, обычно тяжелее учебников по языкам или истории; это связано с обширными деталями, диаграммами, специальными функциями и иллюстрациями, которые различаются в зависимости от темы.

5. Всего фунтов (фунтов) учебников на одного учащегося
В зависимости от предмета, требуемые учебники могут составлять от 8 до 24 фунтов на одного учащегося!

6. Общее количество учебников в фунтах на каждый семестр
Среднестатистический старшеклассник, изучающий в среднем четыре предмета в семестр (математика, естествознание, обществознание и английский язык), может иметь до 20 фунтов веса учебников в своем рюкзаке. Ой!

7. Количество учащихся, покупающих учебники в Интернете
По данным опроса BookBoon 2012 года, 60% опрошенных американских старшеклассников покупали свои учебники в Интернете и в бывших в употреблении.

8. Количество студентов колледжей США
В период с 2000 по 2010 год количество студентов в возрасте от 18 до 24 лет увеличилось с 27,3 млн до 30,7 млн ​​человек, т.е. на 12%, а процентная доля от 18 до 24 лет — доля пожилых людей, обучающихся в колледжах, выросла с 35 процентов в 2000 году до 41 процента в 2010 году.

9. Количество подержанных книг в университетских библиотеках
Удивительно, но подержанные книги составляют более 40% запасов учебников в университетских книжных магазинах!

10. Цена бывших в употреблении учебников по сравнению с неиспользованными версиями
Учебники часто стоят около 50% или 60% от цены новых версий тех же книг, а некоторые снижены до 30% от цены новой книги

*Учебники содержат важную информацию для всех учащихся всех возрастных категорий. При рассмотрении вариантов покупки есть много преимуществ в покупке подержанных учебников, а не в покупке новых. Бывшие в употреблении учебники не только более рентабельны, но и их легче купить и перепродать, чем новые. Кроме того, покупка бывших в употреблении учебников более экологична и дает возможность прочитать примечания предыдущих владельцев на полях и выделенные разделы. Для всех студентов колледжа, готовящихся к новому семестру, ознакомьтесь со следующей инфографикой, чтобы получить наглядное представление о статистике учебников.

Учебники (курсовые резервы) — Библиотека муниципального колледжа Лансинга

Найти учебники и другие материалы по курсовому резерву для вашего класса на 2-м этаже Зона помощи в здании TLC.

поиск курсовых резервов

по названию или автору

  • Поиск по названию
  • Поиск по автору

найти нужные учебники

Какие учебники необходимы для моих занятий?

Чтобы узнать, какие учебники необходимы для вашего курса, проверьте:

Где можно купить учебник?

о курсовых резервах

Как долго я могу пользоваться запасными учебниками?

Что делать, если я поздно верну предмет из резерва курса?

С 2021 года мы больше не взимаем плату за просрочку платежа. Если ты не вернешься предмета к сроку, ваша учетная запись будет заблокирована до тех пор, пока предмет не будет возвращен или оплачено.

Могу ли я заказать учебник заранее, чтобы забрать его позже?

Нет, вы не можете зарезервировать учебник заранее. Учебники в первую очередь.

То, что я хочу, уже проверено?

Вы можете попросить быть в списке ожидания для резервного курса, который проверен.Когда ты помещены в лист ожидания, нам потребуются:

  • Ваше имя
  • Ваш номер телефона
  • Если вы хотите получить телефонный звонок или текст

У вас будет 30 минут после того, как вы получили уведомление, чтобы забрать резерв на 2 часа курса.

У вас есть время до 12:00 следующего дня после того, как вы получили уведомление, чтобы забрать 48-часовой или резерв на 1 неделю курса.

Могу ли я продлить резервный элемент курса?

Резервы курса можно продлить по телефону, если предмет не просрочен или находится в список ожидания.

Сколько учебников в резерве я могу использовать?

Одновременно у вас может быть извлечено до трех элементов.

Наверх

ФАКУЛЬТЕТ: ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

Как поставить учебник на резерв?

  1. Заполните нашу форму резервирования курсов.
  2. После того, как вы заполнили форму, вы можете доставить материал, который хотите разместить зарезервировано в библиотеке самостоятельно, или мы можем забрать его у вас в кампусе. если ты хотите, чтобы мы забрали материал, позвоните в библиотеку по телефону (517) 483-1626. Если вы хотите доставить материал по внутриофисной почте, мы находимся в г. ТЛК 2101.

Можно ли зарезервировать экземпляр книги для инструктора?

Да, любую версию книги можно поставить на резерв.

Какие книги покупает библиотека?

Приобретаем необходимые учебники для общеобразовательных курсов.

Как мне вернуть свой материал?

Предметы могут быть сняты с резерва в любое время по вашему желанию. Сообщите в библиотеку по телефону (517) 483-1626, если вы хотите, чтобы ваши материалы были возвращены вам.

Как долго вы будете хранить мой материал в резерве?

Резервы курса можно обновить или обновить информацию, заполнив курс. Резервирует форму или уведомив библиотеку.Сотрудники библиотеки оценивают и обновляют курс резервы на семестровую или годовую основу. Если резерв курса не был обновлен в года и более Библиотека может снять материалы с резерва и вернуть их вам.

Сколько копий вам нужно?

Помещение двух копий предмета в резерв дает максимальный доступ учащимся. С участием две копии, мы можем предоставить одну копию на 2 часа и вторую копию на 48 часов.

Могут ли ученики покинуть библиотеку с учебником?

Да, учащиеся могут покинуть Библиотеку с запасным материалом, если он был выписался к ним. Ограничения, которые мы накладываем на использование предметов, привязаны ко времени, а не на основе расположения.

Что произойдет, если учебник не будет возвращен?

Наши напоминания по электронной почте служат сдерживающим фактором и способствуют распространению учебников. Если бы учебник не будет возвращен в течение двух семестров, мы сами заменим учебник в кратчайшие сроки. стоимость для вас.

Наверх

Резервы курса (Аренда учебников) | ЛБКК

Резервы курсов (заимствование учебников)

Коллекция резервов библиотеки LBCC помогает студентам, которые могут нуждаться в краткосрочной помощи. кредит классной книги или учебника.Хотя в коллекции много учебников, не использовать все книги во всех курсах LBCC. Библиотека предлагает учащимся использовать сбор, чтобы помочь им в ожидании финансовой помощи или их учебников, чтобы прийти в книжный магазин; как правило, не рекомендуется полагаться на коллекцию в течение всего срока, так как конкретная резервная книга может быть разделена между 20-60 студенты.

Зарезервированные элементы обычно выдаются либо на 2 часа, либо на 1 неделю. 2-часовые предметы должны оставаться в здании. В кампусе Олбани есть ксерокс и книжный сканер. библиотека. В библиотеке HOC в Ливане есть сканер, расположенный возле аварийного выхода. Ожидается, что студенты LBCC будут соблюдать законы об авторском праве. Копирование коротких отрывков для личного пользования может подпадать под добросовестное использование.

Обратите внимание, что в соответствии с политикой библиотеки в отношении обращения, существенный или неоднократный отказ от возврата библиотечных элементов (включая технологии) может привести к приостановке права пользования библиотекой.

 

Что делать, если в библиотеке нет книги, которая мне нужна для занятия?

  • Попросите своего инструктора узнать, можно ли поместить копию предмета в резервы библиотеки. коллекция.

  • Попросите библиотекаря узнать, какие еще существуют способы получения предметов.

  • Обратитесь в Ресурсный центр Roadrunner ([email protected]) за помощью, если вы не можете позволить себе учебные материалы.

Заказать учебники — Eberly Center

Стоимость многих учебников за последние годы резко возросла, что создает финансовую нагрузку на учащихся, которым приходится покупать их для занятий. Вот ряд вещей, которые мы можем сделать как преподаватели, чтобы помочь студентам справиться с этими расходами, не ставя под угрозу качество их образования.

  • Размещайте заказы в книжных магазинах до установленного срока. Хотя крайний срок может показаться слишком ранним (апрель для осени и сентябрь для весны), этот срок позволяет книжному магазину договариваться о скидках с издателями и передавать эту скидку студентам; выкупить как можно больше книг у нынешних студентов, чтобы перепродать их по более низкой цене; и получить как можно больше использованных копий текста для продажи по сниженным ценам.
  • Учитывайте стоимость при выборе материалов для курса. Например, подумайте о назначении более раннего (как правило, более дешевого) издания учебника или менее дорогого из двух одинаково подходящих монографий, если они достигают тех же целей обучения.
  • Проверить наличие используемых текстов. Книжный магазин стал аффилированным лицом нескольких продавцов подержанных книг, чтобы предоставить студентам универсальный сайт, где они могут найти лучшую цену. Цена одинакова для студентов, независимо от того, идут ли они напрямую на Amazon или через книжный магазин. Если используемые тексты сравнимы и доступны – направьте своих учеников в этом направлении.
  • Разместите главы или отрывки из книги на своем сайте Blackboard, если вы не планируете использовать всю книгу. Однако для этого разделы, которые вы используете, должны соответствовать параметрам положений закона об авторском праве об «использовании в образовательных целях». Политика CMU в отношении авторских прав размещена на веб-сайте библиотеки.
  • Предоставьте учащимся список необходимых текстов/материалов. Отправьте учащимся электронное письмо или опубликуйте необходимые тексты на сайте Blackboard своего курса, как только появится список классов. Кроме того, разместите информацию о своей книге на веб-сайте факультета, если студенты имеют привычку ее проверять.Заблаговременное уведомление даст учащимся время найти учебные материалы по самой низкой цене.
  • Держите одну или две настольные копии каждой книги на случай, если учащийся не сможет получить один из текстов по финансовым или другим причинам. Иметь под рукой дополнительные экземпляры также может быть полезно, если студент добавляет класс поздно и у него нет времени купить книгу, которую вы используете в начале семестра.
  • Поместите печатную копию своих книг в резерв в библиотеке , чтобы учащиеся могли читать или копировать их, не покупая их.Кроме того, поместите первые несколько глав каждой книги в электронный резерв или на свой сайт Blackboard. Это дает учащимся запас времени, чтобы найти доступную копию книги, не отставая в чтении. (Помните, вам нужно дать библиотеке один месяц на обработку электронных резервов.)
  • Обмен книгами. Если нет причин, по которым учащимся нужна собственная копия текста (например, для использования в обсуждениях в классе), предложите им поделиться. Вы также можете предоставить им немного времени в классе, чтобы согласовать договоренность о совместном использовании с одноклассниками, которые живут рядом друг с другом или имеют соответствующее расписание.

Учебников слишком много — Треугольник

Фотография любезно предоставлена ​​Логаном Ингаллсом на Flickr

Весенняя погода озаряет нас всех, и пришло время вернуться к реальности. В этом семестре мы должны добиться процветания, и это начинается с учебников. Книжный магазин предлагает эти книги.Но какой ценой? В ходе опроса более 5000 студентов в кампусах колледжей в Америке Исследовательские группы по изучению общественных интересов студентов сообщили, что студенты тратят в среднем 300 долларов в семестр на учебники. Лично я потратил 300 долларов только на свой учебник по физике в прошлом квартале — настоящая трагедия, учитывая цену, которую я уже плачу за участие.

Согласно обзору NBC данных Бюро статистики труда, цены на учебники выросли на  1041 процент за последние 38 лет. Цены ужасные, но книги надо покупать. Обычно основные занятия сопровождаются декламацией, в ходе которой учащиеся обсуждают наиболее важные и актуальные вопросы, которые позже встречаются на промежуточных и финальных экзаменах. Вопросы часто берутся из назначенного учебника, поэтому без них нам всем было бы трудно подготовиться к тестам.

Тем не менее, студенты могут вырваться из этих финансовых оков. Если бы были предложены цифровые версии всех учебников, перед учащимися открылся бы целый мир возможностей.

Цифровые учебники — учебники, доступные для загрузки в цифровом виде, которые можно просматривать в формате PDF — легко решают проблему цены. Они доступны на веб-сайте книжного магазина Drexel и стоят дешевле печатных копий. Самым разумным приобретением в моей карьере первокурсника в колледже была аренда моей книги по общей химии в цифровом виде, а не печатная копия. 200+ долларов, которые я сэкономил, очень пригодились позже.

Переход на цифровые технологии также может помочь окружающей среде за счет экономии бумаги. Это также предотвращает обилие устаревших учебников, которые в конечном итоге оказываются устаревшими на полках в классе.Средний класс может содержать около 9 тысяч страниц ненужного материала!

Инициатива Green Press, организация, которая работает с заинтересованными сторонами книжной и газетной промышленности в целях сохранения природных ресурсов, сохранения находящихся под угрозой исчезновения лесов, сокращения выбросов парниковых газов и сведения к минимуму воздействия на коренные общины, ежегодно обсуждает использование бумаги для печати учебников.

«Каждый год около 30 миллионов деревьев используются для изготовления книг, продаваемых в Соединенных Штатах, — в 1153 раза больше деревьев в Центральном парке Нью-Йорка.Многие из этих деревьев происходят из лесов, находящихся под угрозой исчезновения, что оказывает разрушительное воздействие на людей и дикую природу, которые полагаются на них», — говорится на сайте.

Таким образом, переходя на цифровые технологии, мы можем свести к минимуму воздействие наших действий на леса и дикую природу.

Некоторые утверждают, что цифровое чтение вызывает нагрузку на наши глаза из-за явления, называемого синдромом компьютерного зрения. Именно здесь глазные мышцы не могут справиться с напряжением, возникающим из-за постоянной перефокусировки на мелком тексте, экранах с подсветкой и отвлекающих факторах, таких как реклама.Хотя это и понятно (и я сам сталкивался с этим несколько раз), сегодня электроника приспосабливается практически к любому глазу. Мы можем делать экран ярче и тусклее, увеличивать и уменьшать масштаб и даже удалять рекламу. Кроме того, существует множество приложений и оборудования для чтения, которые в точности имитируют читабельность книги. С таким количеством вариантов эффект синдрома компьютерного зрения уменьшается.

Нам следует подумать о переходе на цифровые учебники. Если мы сделаем то, что можем сейчас, мы сможем приблизить наше будущее к менее дорогому и экологически безопасному образованию.

Пришло время перемен.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.