7 класс

7 класс русский язык номер 89: Номер №89 — ГДЗ по Русскому языку 7 класс: Ладыженская Т.А.

Содержание

ВПР (всероссийские проверочные работы) | МОБУ СОШ № 89 г. Сочи имени Героя Советского Союза Жигуленко Е.А.

ВПР в 2021 году будут проходить в обязательном порядке во всех российских школах. Всероссийские проверочные работы введены на территории России с 2015-го года, и на данный момент их пишет подавляющее большинство учеников. ВПР призваны выявлять и оценивать не только знания школьников, но и качество подачи материалов, квалификацию преподавателей и особенности образовательного процесса. Ниже рассматриваются все нюансы проведения работ в 2021 учебном году.

График проведения ВПР в 2021-2022

Классы Предметы
4-е Математика, окружающий мир, русский язык.
5-е Русский язык, биология, математика, история.
6-е Русский язык, история, математика, биология, обществознание, география.
7-е Русский и иностранный языки, история, физика, биология, география, математика, обществознание.
8-е Такие же предметы, как и в 7-х классах, но вместо ВПР по иностранному языку проводятся проверки по химии.
9-е Пока информация отсутствует, так как решение об обязательном написании ВПР девятиклассниками на 2021 год еще не принято.
10-е Всего один предмет – география. А в некоторых школах ВПР по данному предмету пишутся в 11-х классах.
11-е Химия, биология, физика, история, иностранный язык, география.

Такие дисциплины стандартные и единые для всех школ, то есть ученики и руководства общеобразовательных учреждений никак не влияют на выбор.

Формат ВПР в 2022-ом году останется прежним. Каждому ученику будут выдаваться задания на бумажных носителях, количества задач зависят от дисциплины и класса. В начале обычно прописываются правила написания работы и рекомендации для учеников. Потом идут непосредственно задания с описаниями условий и полями для ответов, а также для решений (если они требуются и должны быть подробными).

На написание отводится определенное время: для учеников младших классов – один полный урок (45 минут), для школьников среднего звена – час (60 минут), а для старшеклассников – полтора часа, то есть 90 минут. По прошествии данного временного периода все должны сдать работы.

Учащиеся пишут ВПР в стенах своих школ, за ними наблюдают педагоги, контролирующие соблюдение правил выполнения заданий и выявляющие попытки списывания, подсказок или использования литературы либо смартфонов. На столах могут присутствовать только непосредственно задания, канцелярские принадлежности, черновик и иногда дополнительные приспособления (измерительные и вычислительные приборы – калькуляторы, линейки).

Критерии оценивания также остаются прежними: за каждое верно выполненное задание присваиваются баллы. В некоторых школах они переводятся в стандартные привычные оценки. Но результаты ВПР никоим образом не влияют на итоговые четвертные и годовые показатели, также они не учитываются в аттестатах.

К сведению! Для ознакомления можно посмотреть варианты заданий за прошлые годы или даже опробовать демо-версии для самостоятельной предварительной проверки собственных знаний (примеры есть на сайте 4vpr.ru).

Все же некоторые корректировки в ход проверочных всероссийских работ вноситься будут, и они касаются состава заданий. Теперь для всех школ начнут подготавливаться отдельные персональные комплекты, которые будут генерироваться случайным образом непосредственно перед проведением. Это исключит возможность выяснения правильных ответов у учащихся других общеобразовательных учреждений, написавших работы ранее.

Определены временные интервалы для разных классов:

  • 4-е классы сдают математику и окружающий мир с 13-го по 24-е апреля, а русский язык – с 30-го марта по 10-е апреля.
  • Учащиеся пятых классов будут писать работы по биологии с историей в период с 30-го марта по 10-е апреля, а по русскому с математикой – с 13-го по 24-е апреля.
  • В шестых классах аттестации по биологии, географии и истории пройдут в период с 30-го марта по 10-е апреля, а по русскому языку, обществознанию и математике – с 13-го апреля по 24-е.
  • Ученики из 7-х классов в промежуток между 30-м марта и 10-м апреля напишут ВПР по обществознанию, биологии, а также иностранному и русскому языкам. А с 13-го по 24-е апреля будут проходить тестирования по остальным дисциплинам – истории, химии, математике и физике.
  • В 8-х классах работы пройдут в определенные фиксированные даты, которые пока не известны.
  • Для 9-х классов расписание пока не определено.
  • Учащиеся 10-х классов будут сдавать географию со второго марта по шестое.
  • Выпускникам 11-х классов предложат сразу три временных интервала: со 2-го по 6-е марта – для географии и иностранного языка, с 10-го по 13-е марта – для химии и истории, с 16-го по 20-е марта – для биологии и физики.

Некоторые интервалы охватывают сразу несколько дисциплин, и ВПР по разным предметам могут писаться как в один день, так и в разные. Расписания с точными числами определяются на местах, и выяснять их следует непосредственно в школах в течение 2021-2022 учебного года.

Официальный сайт ВПР 2021 для 4, 5, 6, 7, 8 классов — сайт института оценки качества образования ФИОКО.

Здесь размещены демонстрационные задания с ответами и критериями оценивания, различная информация о ВПР: план графики, порядок проведения, официальные документы и др.

Официальный сайт ВПР  (СтатГрад) — www.eduvpr.ru — осуществлял информационное сопровождение всероссийских проверочных работ под руководством  Рособрнадзора в период с 2015 — 2018 год.

Здесь, пока можно найти материалы прошлых лет: образцы, описания и д.т.

На сайте ФИОКО размещена информация для 4, 5, 6, 7, 8 классов.

Задания ВПР для 11 классов размещены на сайте ФИПИ.

Основные сведения | Средняя общеобразовательная школа № 89 имени генерал-майора Петра Ивановича Метальникова

Полное наименование общеобразовательной организации

Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение муниципального образования город Краснодар средняя общеобразовательная школа № 89 имени генерал-майора 

Петра Ивановича Метальникова

Краткое наименование общеобразовательной организации МАОУ СОШ № 89
Дата создания образовательной организации 01.
09.1989
Учредитель

Муниципальное образование город Краснодар. 

Функции и полномочия собственника имущества общеобразовательной организации осуществляются администрацией муниципального образования город Краснодар.

Общеобразовательная организация является юридическим лицом, находящимся в ведении департамента образования администрации муниципального образования город Краснодар.

Адрес: 350000, г. Краснодар, ул. Коммунаров, 150

График работы: понедельник-четверг с 9.00 до 18.00,

пятница с 9.00 до 17.00

Директор департамента образования —

Некрасов Алексей Сергеевич.

График приёма граждан директором департамента образования:

каждый четверг с 10:00 до 16:00,

по предварительной записи каждую среду

с 9.00 до 12.00 по телефону: 8(861) 251-05-31

образования город Краснодар:
Начальник отдела общего образования: 

Петрова Татьяна Алексеевна.
Тел.: 251-05-37

Сотрудники отдела:

Мельник Юлия Валерьевна, главный специалист,  255-69-00

Старченко Лариса Петровна, ведущий специалист,  251-05-39

Чепкова Елена Владимировна, главный специалист, 251-05-39

 

Начальник отдела департамента образования по западному внутригородскому округу — Лепеха Людмила Васильевна
Адрес: ул.Северная, 269, тел.: 8(861)259-03-31

Контактные телефоны специалистов отдела: 

(861) 255-10-18, (861) 253-75-97

Адрес сайта Департамента образования МО город Краснодар -Краснодар — http://www.do.krd.ru/
Обращение граждан —  http://do.krd.ru/obr/create
Адрес электронной почты департамента образования МО город Краснодар —  [email protected]
Наименование представительств и филиалов образовательной организации  (в том числе находящихся за пределами РФ) (при наличии) Представительств и филиалов не имеется
Место нахождения образовательной организации, ее представительств и филиалов (при наличии)   РФ, 350089; ЗВО, г. Краснодар, ул. им.70-летия Октября, д. 30
Режим и график работы

График работы:

понедельник — пятница — с 8.00 до 19.00,

 суббота — с 8.00 до 14.00

воскресенье — выходной.

 

Контактные телефоны образовательной организации, ее представительств и филиалов (при наличии) 8(861)-261-78-00
Адреса электронной почты образовательной организации, ее представительств и филиалов (при наличии)
[email protected]

Территория, определенная для образовательной организации, утвержденная постановлением администрации муниципального образования город Краснодар 

.Улица им. 70-летия Октября, 1/2, 1/4, 1/6, 18, 22 – 26, 26/1, 34/2; проспект Чекистов, 11/1, 11/2, 13, 19, 21, 23, 25, 29, 31, 31/2, 33/2, 34, 37, 40; улица Бульварное Кольцо, 11, 12, 17; улица Платановый Бульвар, 8, 10, 13, 14; улица им. Думенко, 21, 21/1, 33, 33/1; проспект Бурсаковский, 1; бульвар им. Клары Лучко, 14/1, 14/2, 14/3; улица им. Генерала И.Л.Шифрина, 5, 7

Сменность, параллели классов, обучающихся во вторую смену

  I смена: 1а,б,в,г,д,е,ж; 2а, 2г, 2е; 4а, 4б, 4д; 5а,б,в,г,д,е,ж,з; 9а,б,в,г,д; 10а,б,в; 11а,б,в классы


II смена: 2б, 2в, 2д, 3а 3б, 3в, 3г, 3д, 3е, 3ж, 4в, 4г, 4е, 6а,б,в,г,д,е,ж;  7а,б,в,г,д,е,ж, 8а,б,в,г,д,е,ж классы

Наличие специальных (коррекционных) классов    Есть, 6 «З» класс
Наличие классов казачьей направленности   Есть, 1 «В», 5 «Г», 6 «В», 8 «В», 8 «Е» классы
Наличие профильных классов

Есть, 11а –социально-гуманитарный, 11б-социально-экономический;
10а- социально-гуманитарный, 10б- информационно-математический, 10в : 1 группа — естественно-научный .

 

Изучаемые иностранные языки   Английский язык, 2-11 классы 
Наличие изучения предметов на углубленном уровне обучения

 

11 «А» — социально-гуманитарный: русский язык, экономика, право

11 «Б» — информационно- математический: математика, информатика, физика

11 «В» : 1 группа естественно-научный: химия, биология, математика,

        2 группа универсального обучения:  русский язык, математика, информатика

10 «А» — класс гуманитарного профиля социально-гуманитарной направленности: русский язык, история, право,элективный курс Подготовка к ЕГЭ по обществознанию», «История в лицах»

10 «Б» — класс социально-экономического профиля  социально-экономической  направленности: математика, информатика, экономика.

10 «В» — класс, состоящий из двух групп:

1 группа — социально-экономического профиля  социально-экономической  направленности: математика, информатика, экономика

2 группа  естественно-научного профиля химико-биологической направленности: химия, биология, математика, элективный курс «Решение химических задач» 

10 «Г»- класс универсальный. Подкрепленные предметы: математика и русский язык.

Наличие возможности реализации дистанционного или электронного обучения

Да

Положение

Наличие групп продленного дня

в рамках основной образовательной программы (бесплатно) — есть;

6 «З» 

в рамках дополнительных платных услуг — нет

Наличие кружков, секций

Легкая атлетика – 5-8 классы

Туризм – 4-11 классы

Волейбол – 5-11 классы

Настольный теннис – 4-11 классы

Гандбол – 5-8 классы

ОФП – 1-11 классы

Художественная гимнастика – 1-7 классы

Внеурочная деятельность

Наличие школьной формы

 Классический костюм тёмно-синего цвета (пиджак, жилет, юбка, брюки), классическая рубашка, блузка (белого или голубого цвета) 

 

Рейтинговая оценка образовательной организации  65

Образование — МБОУ Лицей №89 г.

Кемерово
Уровень образования НОО  ООО  СОО
Наименование реализуемой образовательной программы Основная образовательная программа начального общего образования Основная образовательная программа основного общего образования Основная образовательная программа среднего общего образования
Форма обучения Очная
При реализации образовательных программ используется электронное обучение и дистанционные
образовательные технологии
Очная
При реализации образовательных программ используется электронное обучение и дистанционные
образовательные технологии
Очная
При реализации образовательных программ используется электронное обучение и дистанционные
образовательные технологии
Нормативный срок обучения 4 года 5 лет 2 года
Срок действия государственной аккредитации образовательной программы до 03. 02.2024 до 03.02.2024 до 03.02.2024
Языки,
на которых осуществляется образование (обучение)
русский русский русский
Учебные предметы, курсы, дисциплины (модули), предусмотренные образовательной программой Русский язык
Литературное чтение
Родной (русский) язык
Литературное чтение на родном (русском) языке
Иностранный язык
(английский)
Математика
Окружающий мир
Основы религиозных культур и светской этики
Музыка
ИЗО
Технология
Физическая культура
Практикум по математике
Русский язык
Литература
Родной (русский) язык
Родная (русская) литература
Иностранный язык (английский)
Второй иностранный язык  (немецкий)
Математика
Алгебра
Геометрия
Информатика
Всеобщая история
История России
Обществознание
География
ОДНКНР
Физика
Химия
Биология
Музыка
ИЗО
Технология
ОБЖ
Физическая культура
Практикум по математике
Введение в химию
Краеведение Кузбасса
Растительный мир Кузбасса
Элементы тригонометрии
Физика в задачах
Химический эксперимент
Практикум по биологии
Основы финансовой грамотности
Этика
Русский язык
Литература (база, углубл. )
Родной (русский) язык
Иностранный язык (англ.) (база, углубл.)
Математика (база, углубл.)
Информатика (база, углубл.)
Россия в мире
Обществознание
Право (углубл.)
География
Физика (база, углубл.)
Химия (база, углубл.)
Биология (база, углубл.)
Астрономия
Физическая культура
Экология
Основы безопасности жизнедеятельности
Индивидуальный проект
Математические методы моделирования
Многочлены
Физические методы в инженерных исследованиях
Методы решения физических задач
Решение нестандартных задач по химии
Основы молекулярной биологии и генетики
Компьютерное моделирование
Программирование
Анализ лирического произведения
Человек и общество

Шкала оценок / Обзор

В следующей таблице показаны баллы качества, применяемые к совокупному среднему баллу средней школы (GPA).

Числовой класс Буквенный класс Расширенное размещение Отличия Стандартные классы
93-100 А 5 4. 5 4
90-92 А- 4,7 4.2 3,7
87-89 Б+ 4,3 3,8 3,3
83-86 Б 4 3,5 3
80-82 Б- 3.7 3,2 2,7
77-79 С+ 3,3 2,8 2,3
73-76 С 3 2,5 2
70-72 С- 1,7 1,7 1,7
67-69 Д+ 1. 3 1,3 1,3
60-66 Д 1 1 1

Почему НАТО стала точкой воспламенения с Россией в Украине

Введение

Напряженность между Россией и Организацией Североатлантического договора (НАТО) достигла критической точки. Правительство президента России Владимира Путина угрожает более широким военным вторжением в Украину, если США не примут меры.Альянс под руководством С. делает несколько крупных уступок в области безопасности, включая обязательство прекратить расширение на восток.

Подробнее от наших экспертов

Россия заявляет, что Соединенные Штаты и НАТО постоянно нарушают обещания, якобы данные в начале 1990-х годов, что альянс не будет расширяться за счет бывшего советского блока. Между тем лидеры альянса заявили, что они открыты для новой дипломатии с Россией по контролю над вооружениями и другим вопросам, но не желают обсуждать вопрос о том, чтобы навсегда закрыть двери НАТО для новых членов.

В чем источник спора России с НАТО?

Подробнее:

НАТО (Организация Североатлантического договора)

Россия

Украина

Военные операции

Войны и конфликты

Российские лидеры уже давно опасаются расширения НАТО на восток, особенно после того, как альянс открыл свои двери для бывших государств Варшавского договора и бывших советских республик в конце 1990-х (Чехия, Венгрия и Польша) и начале 2000-х (Болгария , Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия и Словения).Их опасения усилились в конце 2000-х годов, когда альянс заявил о своем намерении принять Грузию и Украину в неустановленный момент в будущем.

Краткий обзор ежедневных новостей

Сводка мировых новостей с анализом CFR доставляется на ваш почтовый ящик каждое утро.
Большинство будних дней.

Еженедельный дайджест последних новостей от CFR о крупнейших событиях недели в области внешней политики, включающий краткие сведения, мнения и пояснения.
Каждую пятницу.

Подборка оригинальных анализов, визуализаций данных и комментариев, посвященных дискуссиям и усилиям по улучшению здоровья во всем мире. Еженедельно.

Вводя свой адрес электронной почты и нажимая «Подписаться», вы соглашаетесь получать объявления от CFR о наших продуктах и ​​услугах, а также приглашения на мероприятия CFR.Вы также соглашаетесь с нашей Политикой конфиденциальности и Условиями использования.

Для Кремля мысль о том, что Украина, опора Советского Союза, имеющая прочные исторические связи с Россией, вступит в НАТО, была красной линией. «Ни один российский лидер не мог безучастно смотреть на шаги, направленные на членство Украины в НАТО. Это было бы враждебным актом по отношению к России», — предупредил Путин заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Уильяма Дж. Бернса, который сейчас является директором ЦРУ, за несколько недель до саммита НАТО в Бухаресте в 2008 году.

Хотя НАТО не объявила об официальном плане членства для Украины и Грузии на саммите в Бухаресте, альянс подтвердил, «что эти страны станут членами НАТО», и направил официальные приглашения на переговоры о вступлении Албании и Хорватии, которые стали членами в 2009 году. В 2017 году НАТО снова расширилась, приняв Черногорию, а в 2020 году приняв Северную Македонию.

Подробнее от наших экспертов

Обещали ли США Советскому Союзу заморозить расширение НАТО?

Российские официальные лица заявляют, что У.Правительство С. дало обещание советским лидерам не расширять восточные границы альянса, обязательство, по их словам, возникло во время дипломатического шквала после падения Берлинской стены в 1989 г. и воссоединения Германии в 1990 г. Сторонники этого нарратива часто приведем слова госсекретаря США Джеймса А. Бейкера, сказанные советскому лидеру Михаилу Горбачеву в феврале 1990 года, о том, что «не будет продления юрисдикции НАТО для сил НАТО ни на дюйм к востоку». Они говорят, что Соединенные Штаты и НАТО неоднократно нарушали это устное обязательство в последующие десятилетия, используя в своих интересах бурный постсоветский период России и несколько раз расширяя западный альянс, вплоть до порога России в случае со странами Балтии.

Однако многие западные аналитики и бывшие официальные лица США, участвовавшие в этих дискуссиях, оспаривают то, что они называют избирательным взглядом на историю. Они отмечают, что в начале 1990-х годов в центре внимания дипломатии между так называемыми «два плюс четыре» (Восточная и Западная Германия плюс Соединенные Штаты, Франция, Советский Союз и Соединенное Королевство) было будущее Германии и Вопрос о том, будет ли будущая объединенная страна частью НАТО. (Западная Германия уже была членом альянса, а Восточная Германия была частью союзного с Советским Союзом Варшавского договора.) Говорят, что речь шла не о долгосрочных планах НАТО по расширению на восток, что в то время имело бы мало смысла; Варшавский договор и Советский Союз все еще существовали, и не было никаких признаков того, что они распадутся так быстро, как это произошло, в течение нескольких месяцев. В интервью 2014 года Горбачев сказал так: «Тема «расширения НАТО» никогда не обсуждалась. В те годы его не поднимали».

Подробнее:

НАТО (Организация Североатлантического договора)

Россия

Украина

Военные операции

Войны и конфликты

Дипломатия между У.С. и советские лидеры в этот период сосредоточили внимание на Германии и включили обсуждение различных вариантов безопасности после объединения, в том числе возможность для Германии стать частью как НАТО, так и Варшавского договора, неприсоединения Германии и даже для Советского Союза. вступить в НАТО. В начале переговоров советские лидеры настаивали на том, что объединенная Германия никогда не станет частью НАТО, хотя в конечном итоге они признали право Германии решать за себя. Точно так же Соединенные Штаты отступили от первоначальной формулировки Бейкера о нерасширении «юрисдикции НАТО», которую он, как сообщается, использовал только в дискуссии о том, будут ли войска НАТО базироваться на территории, которая тогда была Восточной Германией.В конце концов, договор о признании объединения Германии, подписанный двумя плюс четырьмя державами летом 1990 года, предусматривал, что только немецкие территориальные (не входящие в НАТО) силы могут базироваться в Восточной Германии, пока советские войска уходят. После этого там могли базироваться только немецкие силы, приписанные к НАТО, а не иностранные силы НАТО. В договоре не упоминаются права и обязательства НАТО за пределами Германии.

Как НАТО фигурировало в дипломатии между лидерами США и постсоветской России?

Некоторые эксперты указывают на еще один ключевой момент, объясняющий сегодняшнее недоверие между Россией и НАТО: переговоры 1993–1994 годов между администрацией Билла Клинтона и российским правительством во главе с Борисом Ельциным.

К этому моменту распались Варшавский договор и Советский Союз, и администрация Клинтона стремилась создать новую архитектуру безопасности в Европе, которая помогла бы взрастить и укрепить зарождающиеся постсоветские демократии на континенте, включая Россию. Кое-кто в правительстве Клинтона, а также в странах Центральной Европы, таких как Чехия и Польша, хотели действовать быстро и начать расширение членства в НАТО на восток. Однако большинство чиновников Клинтона, как сообщается, этого не сделали, опасаясь, что расширение вызовет раздражение у российских лидеров в хрупкий переходный момент и отвлечет внимание других американских политиков.S. цели внешней политики, такие как контроль над ядерными вооружениями.

Вместо этого Клинтон решила разработать новую инициативу НАТО под названием «Партнерство ради мира» (ПРМ), которая не будет эксклюзивной и открытой для всех бывших членов Варшавского договора, а также для неевропейских стран. Расценив эту схему отказа от членства как своего рода компромисс, в октябре 1993 года американские дипломаты предложили ее Ельцину, который с радостью согласился. (Несколько дней назад Ельцин при поддержке российских военных силой подавил попытку парламента свергнуть его.) НАТО запустила ПРМ на своем ежегодном саммите в январе 1994 года, и в последующие месяцы к нему присоединились более двух десятков стран, включая Грузию, Россию и Украину.

Однако вскоре Клинтон начала публично говорить [PDF] о расширении членства в НАТО, заявив в Праге всего через несколько дней после запуска ПРМ, что «вопрос больше не в том, примет ли НАТО новых членов, а в том, когда и как». Ельцин предупредил западных лидеров на конференции в декабре того же года, что «Европа, даже не успев сбросить с себя наследие холодной войны, рискует обременить себя холодным миром.

Впоследствии Клинтон предприняла усилия, чтобы развеять опасения Ельцина: отложила расширение до переизбрания российского лидера в 1996 году, пригласила Россию присоединиться к Большой семерке и учредила формальный неконфликтный форум для дипломатии Россия-НАТО. Но аналитики говорят, что расширение НАТО в последующие годы оставит глубокие шрамы в душе россиян. «Для многих россиян, в первую очередь для Владимира Путина, 1990-е годы были десятилетием унижения, поскольку Соединенные Штаты навязывали Европе свое видение порядка (в том числе в Косово в 1999 году), а русские ничего не могли делать, кроме как стоять и смотреть», — Джеймс Голдгейер, эксперт по отношениям между НАТО и Россией, написал для War on the Rocks .

Российское правительство во главе с Путиным продолжало опасаться расширения НАТО в 2000-е годы. Путин выразил сомнения в том, что альянс, который в 2004 году рос самыми быстрыми темпами, будет эффективен в решении актуальных проблем безопасности, включая международный терроризм и конфликт в Афганистане. Многие новые члены, особенно страны Балтии, рассматривали членство в НАТО как щит против своих бывших советских правителей.

В последующие годы Путин все более откровенно выражал свое недовольство вторжением НАТО в Восточную Европу, заявив в громкой речи в Мюнхене в 2007 г., что «очевидно, что расширение НАТО не имеет никакого отношения к альянса или с обеспечением безопасности в Европе. Наоборот, это серьезная провокация, снижающая уровень взаимного доверия». Летом после саммита НАТО в Бухаресте в 2008 году, на котором НАТО заявило о своем намерении принять Грузию и Украину, Россия вторглась в первую. Шесть лет спустя, когда Киев приблизился к экономическому партнерству с другим западным блоком, Европейским Союзом, Россия вторглась в Украину и аннексировала Крым.

Чего сегодня Россия требует от НАТО и США?

Россия выдвинула два проекта соглашений, требующих явных, юридически обязывающих гарантий безопасности от США и НАТО, соответственно:

Договор с США .Проект договора содержит восемь статей, некоторые из которых призывают к жестким ограничениям политической и военной деятельности США и НАТО.

  • Статья 4 призывает НАТО прекратить расширение на восток, в частности, отказать в будущем членстве бывшим советским государствам, таким как Украина. Это также запретит Соединенным Штатам создавать базы или сотрудничать в военном отношении с бывшими советскими республиками.
  • Статья 5 запрещает обеим подписавшим сторонам размещать военные средства в районах за пределами их национальных границ, которые «могут быть восприняты другой стороной как угроза ее национальной безопасности».«Тяжелые бомбардировщики и «надводные военные корабли любого типа» должны воздерживаться от развертывания за пределами национального воздушного пространства или территориальных вод стороны в районах, где они могут нанести удар по территории другой стороны.
  • Статья 6 призывает стороны ограничить развертывание ракет наземного базирования средней и малой дальности своей территорией и только в районах, где они не могут нанести удар по территории другой стороны.
  • Статья 7 запрещает сторонам размещать ядерное оружие за пределами их соответствующих территорий и требует демонтажа соответствующей инфраструктуры ядерного оружия в третьих странах.
     

Соглашение с НАТО . Проект соглашения состоит из девяти статей, в том числе нескольких, призывающих к радикальным военным уступкам со стороны трансатлантического альянса.

  • Статья 4 фактически разделит западно- и восточноевропейское членство в НАТО. Это запретит странам НАТО, которые были членами альянса с 1997 года (группировка, которая исключает почти всех восточных членов), размещать военные средства в «любых других государствах Европы» сверх того, что эти члены развернули к 1997 году.Такое развертывание могло иметь место только «в исключительных случаях» и с согласия России.
  • Статья 5 запрещает сторонам размещать ракеты средней и малой дальности наземного базирования в районах, которые могут нанести удар по другим сторонам.
  • Статья 6 ограничит НАТО «от любого дальнейшего расширения», включая принятие Украины.
  • Статья 7 запрещает членам НАТО вести любую военную деятельность в Украине, а также в других государствах Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии.
     

Многие западные аналитики и официальные лица заявляют, что некоторые из требований России, такие как запрет на расширение НАТО в будущем, фактически не имеют смысла и что Кремль выдвинул их недобросовестно. Некоторые опасаются, что требования Москвы являются преднамеренно чрезмерными, рассчитанными на то, чтобы западные державы отклонили их, и послужат предлогом для России для эскалации своей военной активности в Украине, возможно путем широкомасштабного вторжения.

Как США и НАТО поддерживают Украину?

Соединенные Штаты и НАТО заявили, что они по-прежнему привержены восстановлению территориальной целостности и суверенитета Украины.Они не признают претензии России на Крым и призывают Россию и Украину урегулировать конфликт в восточном Донбассе посредством Минских соглашений [PDF]. Эти соглашения, подписанные в 2014 и 2015 годах при посредничестве Франции и Германии, предусматривают прекращение огня, отвод тяжелых вооружений, контроль Украины над границей с Россией, местные выборы и особый политический статус для определенных районов региона.

Тем временем Киев подтвердил свою цель в конечном итоге стать членом НАТО и ежегодно проводит военные учения с альянсом, в том числе учения Sea Breeze и Rapid Trident. Американские военные предоставили украинским силам обучение и снаряжение, в том числе снайперские винтовки, гранатометы, приборы ночного видения, радары, противотанковые ракеты Javelin и патрульные корабли. В 2020 году Украина стала одним из шести так называемых партнеров с расширенными возможностями — особый статус, предоставленный ближайшим союзникам НАТО, таким как Австралия.

Школьная информация — Lynhurst 7th и 8th Class Center

Обучаемые классы : 7-8 классы

Расположение: Самая южная школа, расположенная между Южным Линхерстом и Уэстбруком, к северу от Трои и к югу от I-170.

Как добраться: I-465 Запад/Юг до Сэма Джонса. На восток по Сэму Джонсу до Линхерст Драйв. Поверните направо (на юг) на Lynhurst. Проехав I-70, поверните налево на подъезд к школе.

Директор: Дэн Уилсон

Помощники директора: Дэймон Блэк и Шон Уотсон

Ежедневное расписание : Просмотр расписания

Часы работы школы:   9:15–16:05

Часы работы:   7:45 a. м. – 16:45

Заявление о вере и миссии

Мы верим:
Наша основная миссия — обучение для всех.
Этому могут научиться все учащиеся.
Обучение лучше всего происходит в уважительной, заботливой и безопасной среде.
Это достижение требует приверженности сотрудников, учащихся, семьи и сообщества.
Это обучение длится всю жизнь.
Большие надежды ведут к большим достижениям.
Студенты учатся по-разному.

Программное заявление

Персонал Lynhurst 7th-8th Class Center считает, что все учащиеся могут учиться и учиться всю жизнь. Мы считаем, что цель нашей школы — научить всех учащихся овладевать необходимыми навыками. Мы будем продвигать уважительную, заботливую и безопасную среду обучения. Мы принимаем разумность делать то, что лучше для всех студентов.

Справочник для учащихся/родителей: Справочник на 2021–2022 гг.

Девиз школы: Ожидайте совершенства!
Логотип:

Талисман: Гиганты

Школьные цвета: Фиолетовый и белый

Зачисление: По состоянию на 2021-2022 годы зачислено 1205 студентов

Штат: 80 преподавателей, включая техническое образование, искусство, музыку, бизнес, иностранный язык, специалиста по СМИ, физкультуру, медсестру, помощников/мастеров, секретарей, поваров, сторожей и 3 консультантов.

Россия: Четверо из национальной сборной играют за границей, и все хранят молчание с тех пор, как Путин вторгся в Украину

Российское вторжение в Украину вызвало бурю негодования в спортивном мире, когда руководящие органы запретили спортсменам страны и национальной сборной участвовать в соревнованиях.

Российские спортсмены осудили насилие, в том числе первая ракетка мира по теннису Даниил Медведев, который на прошлой неделе заявил, что хочет способствовать миру во всем мире.

Тем не менее, ряд спортивных звезд страны благосклонно хранят молчание о конфликте, особенно российские футболисты.

Только четверо из сборной играют за пределами России, но все еще не высказались по поводу вторжения своей родины в Украину.

Капитан национальной сборной Артем Дзюба наконец-то заявил в Instagram, что он против войны, но не стал прямо осуждать Россию.

Заявление Дзюбы прозвучало через семь дней после начала конфликта после того, как в адрес российских футболистов стали звучать настойчивые призывы нарушить молчание.

Украинская звезда «Вест Хэма» Андрей Ярмоленко призвал российских игроков замолчать в среду о вторжении Владимира Путина на его родину.

Нападающий разместил видео в Instagram, отметив нескольких российских игроков, и призвал их объединиться и «показать свои яйца в реальной жизни», имея в виду скандально известное секс-видео Дзюбы.

Четверо игроков сборной России по футболу играют за границей (слева Алексей Миранчук, справа Денис Черышев)

Вторжение Владимира Путина (на фото) в Украину продолжается уже седьмой день

 На российских футболистов нарастает давление, чтобы они высказались, поскольку конфликт продолжается

Между тем, «Эвертон» предпринял аналогичную резкую атаку в начале недели, раскритиковав Дзюбу и его «гребаных товарищей по команде» за то, что они не высказались против путинского вторжения, заявив, что они будут «заперты в темнице до конца твоя жизнь’.

Из российской команды Алексей Миранчук, подвергшийся критике Ярмоленко, сейчас играет за итальянскую «Аталанту», а Александр Головин занимается своим делом во Франции.

Денис Черышев, который имеет двойное российское и испанское гражданство с момента переезда в Испанию в возрасте пяти лет, является членом команды Ла Лиги «Валенсия», но в июне станет свободным агентом.

Виталий Миколенко раскритиковал российскую команду за молчание после вторжения в Украину

Тем временем Федор Кудряшов перешел в турецкий Антальяспор из Сочи в 2020 году.

Однако ни один из четырех российских футбольных эмигрантов из Западной Европы публично не высказался против действий своей родины.

Единственное прямое признание конфликта со стороны любого из игроков пришло от нападающего «Аталанты» Миранчука во время победы его команды над «Сампдорией» со счетом 4:0 в понедельник.

26-летний футболист отказался праздновать победу, забив четвертый гол своей команды в матче Серии А.

Сразу после гола Миранчук поднял руки вверх, показывая, что не будет праздновать, и был быстро окружен товарищами по команде.

Игрок сборной России Алексей Миранчук отказался праздновать гол за «Аталанту»

Миранчук забил четвертый гол своей команды в ворота «Сампдории», но его реакция была приглушенной Четверг против «Олимпиакоса», подняв футболку, чтобы показать надпись «Нет войне в Украине» на своей майке.

Их товарищ по команде, полузащитник Мартен де Роон, настаивал на том, что между парой нет ничего, кроме дружбы, и рассказал, что они регулярно разговаривают друг с другом.

Но Миранчук не смог публично поддержать своего товарища по команде «Аталанта», у которого «тяжелые времена» с его семьей и городом в беде, с заявлением.

Товарищ Миранчука по украинской команде Руслан Малиновский отпраздновал гол, подняв футболку, чтобы показать сообщение «Нет войне в Украине» на майке

Александр Головин, играющий за французский «Монако», плохо отреагировал на вторжение по словам менеджера Филиппа Клемана.

В преддверии матча Кубка Франции в среду главный тренер «Монако» заявил, что Головин не будет готов к этому матчу, так как он был отвлечен конфликтом.

— Вторжение России в Украину мешает ему сосредоточиться, — сказал Клемент.

‘Ему, естественно, не по себе. Никто не любит войну. Он сосредоточен на возвращении к тренировкам. Это вещи, которые он не может контролировать».

Несмотря на заявленную неприязнь 25-летнего юноши к войне, он еще не высказался публично о войне своей страны на Украине.

Босс «Монако» Филипп Клеман заявил, что Александр Головин (на фото) плохо отреагировал на вторжение о текущей ситуации в Украине.

Нападающий московского «Динамо» Федор Смолов стал первым известным игроком сборной России, публично осудившим вторжение.

Смолов выразил свое несогласие с вторжением страны в Украину, написав в Instagram «нет войне».

Заявление Дзюбы

До недавнего времени я не хотел говорить на тему событий в Украине. Не хотел, не потому, что боюсь, а потому, что я не специалист в политике, никогда в нее не влезал и не собирался (в отличие от большого количества политологов и вирусологов, появившихся в последнее время в интернете).

Но, как и у всех, у меня есть свое мнение. Поскольку меня тянет к этой теме со всех сторон, выскажусь.

Я против любой войны. Война страшна. Но я также против человеческой агрессии и ненависти, которые с каждым днем ​​приобретают какие-то запредельные масштабы.

Я против дискриминации по национальному признаку. Мне не стыдно, что я русский. Я горжусь тем, что я русский. И я не понимаю, почему сейчас спортсмены должны страдать.

Я против двойных стандартов.Почему можно все, а мы всех собак вешаем.

Почему все всегда кричат ​​о спорте вне политики, но при первой же возможности, когда речь заходит о России, этот принцип напрочь забывается?

Опять же, война страшна. В стрессовых ситуациях люди проявляют свою сущность, иногда негативную.

Сколько злобы, грязи и желчи вылилось сейчас на всех русских людей, независимо от их положения и профессии.

Те тысячи людей, которые пишут оскорбления и угрозы — в очередь!

Вдвойне странно слышать все это от людей, которым Россия дала очень и очень много в жизни.

Все это только порождает больше негатива. Война закончится, а человеческие отношения останутся. И перемотать будет невозможно. Помните об этом.

PS: А некоторым коллегам по цеху, которые сидят на жопе в особняках в Англии и говорят гадости: нас это не может обидеть, мы все понимаем! Мира и добра всем

32-летний игрок, который за свою карьеру заработал 45 матчей за сборную России, разместил черный квадрат и подпись: «Нет войне», а также смайлик с разбитым сердцем и флаг Украины.

Шкипер Дзюба заявил, что не хотел говорить о ситуации в Украине, так как не является «политологом», но в итоге заявил, что он против «любой войны».

Однако в посте в соцсети он продолжил говорить, что выступает против дискриминации по национальному признаку и объявил себя гордым патриотом России.

После семидневного молчания на звезд российского футбола нарастает давление, чтобы они осудили нападение Путина, поскольку спортсмены страны вынуждены покинуть страну.

ФИФА исключила сборную России из чемпионата мира по футболу в Катаре, а Польша попрощалась с финалом плей-офф квалификации против Швеции или Чехии в конце этого месяца.

ФИФА не хотела исключать Россию из чемпионата мира, учитывая тесные связи президента Джанни Инфантино с Владимиром Путиным, но в воскресенье они дали понять, что будут руководствоваться МОК и что спортивный мир должен объединиться в ответ на вторжение в Украину.

Последний шаг ФИФА — лишь один из многих в спортивном мире, когда Россия была брошена в спортивную пустыню, а ее спортсмены и национальные команды были немедленно отстранены от участия в международных соревнованиях.

УЕФА также объявил о глобальном запрете на участие российских команд в женском Евро в Англии этим летом, когда они должны были сыграть групповые матчи против Голландии, Швейцарии и Швеции и могли встретиться с Англией в полуфинале.

Тем временем в Лиге Европы московский «Спартак» был удален, а немецкий «РБ Лейпциг» в результате вышел в четвертьфинал.

УЕФА также расторг спонсорское соглашение на сумму 33,5 миллиона фунтов стерлингов в год с российской энергетической компанией «Газпром», а «Манчестер Юнайтед» расторгнул спонсорское соглашение на 40 миллионов фунтов стерлингов с российской государственной авиакомпанией «Аэрофлот».

В Формуле-1 российский гонщик Никита Мазепин был отстранен от участия в гонках Гран-при Великобритании в июле после громкого решения Motorsport UK отстранить всех гонщиков из России и Беларуси.

Во вторник FIA подтвердила, что гонщику Haas будет разрешено продолжить участие в Формуле-1 под нейтральным флагом FIA.

Но Motorsport UK сделал еще один шаг вперед в «солидарности и поддержке тех, кто пострадал от конфликта».

МОК рекомендовал ввести аналогичные запреты для всех видов спорта, однако спортсменам был дан зеленый свет для участия в зимних Паралимпийских играх, которые начинаются в Пекине в пятницу, в качестве нейтральных.

Разрешено продолжение российского спорта и лиг.

Восточные обещания (2007) — IMDb

В Лондоне русская беременная девочка-подросток Татьяна поступает в больницу, истекая кровью, и врачи спасают только ее ребенка. Акушерка русского происхождения Анна Хитрова ( Наоми Уоттс ) находит в своих вещах дневник Татьяны, написанный на русском языке, и решила найти ее семью, чтобы родить ребенка. Она приносит дневник домой и просит своего дядю Степана ( Ежи Сколимовский ) перевести документ.Степан отказывается, но Анна находит внутри дневника карточку ресторана, принадлежащего русскому Семену (Армин Мюллер-Шталь), и навещает старика, пытаясь найти зацепку, чтобы связаться с семьей Татьяны. Когда она упоминает о существовании дневника, Семен тут же предлагает перевести документ. Однако Степан переводит часть дневника, и Анна обнаруживает, что Семен и его больной сын Кирилл (Венсан Кассель) изнасиловали Татьяну, когда ей было четырнадцать лет, и заставили ее работать проституткой в ​​собственном публичном доме.Далее Семен — опасный босс русской мафии «Воры в Законе», ставящий под угрозу безопасность Анны и ее семьи. Тем временем водитель Семена Николай Лужин (Вигго Мортенсен) сближается с Кириллом и Семеном, поднимаясь по позициям в преступной организации, но помогает Анне, ее семье и малышу.

После «Истории насилия» Дэвид Кроненберг снимает еще один захватывающий и жестокий триллер с превосходным актером Вигго Мортенсеном. Его персонаж напоминает того, которого он исполнял в великолепной «Американской якудза» в начале своей успешной карьеры.После итальянских мафиози, латиноамериканских наркоторговцев и якудза кажется, что русская мафия и торговля людьми — это настоящая бандитская организация и бизнес, которым занимается киноиндустрия. В дополнение к отличной режиссуре Кроненберга, выступления Винсента Касселя и Армина Мюллер-Шталь были первоклассными, а Наоми Уоттс, как обычно, эффективна. В конце концов, «Eatern Promises» — отличное развлечение. Мой голос восемь.

Заголовок (Бразилия): «Senhores do Crime» («Властители преступного мира»)

Levi’s прекращает продажи в России, напоминая о борьбе за синие джинсы времен холодной войны

Леви Страусс и Ко.объявила сегодня, что приостанавливает коммерческую деятельность в России, а также жертвует тысячи долларов на гуманитарную помощь украинским беженцам. Это одна из многих компаний, культурных мероприятий и спортивных соревнований, дистанцирующихся от России из-за ее агрессии в Украине.

«Учитывая огромные потрясения, происходящие в регионе, которые делают невозможным нормальный бизнес, LS&Co. временно приостанавливает коммерческую деятельность в России, включая любые новые инвестиции», — говорится в сообщении компании.

Он пообещал поддержать своих работодателей, партнеров и их семьи, затронутых решением, в ближайшие месяцы. По данным компании, в 2021 году около 4% от общей чистой выручки компании пришлось на Восточную Европу, причем около половины этой выручки пришлось на Россию.

«Но любые деловые соображения явно второстепенны по сравнению с человеческими страданиями, которые испытали многие», — добавил он.

Levi’s и Фонд Levi Strauss жертвуют более 300 000 долларов некоммерческим организациям, помогающим украинцам, перемещенным в результате российского вторжения, включая Международный комитет спасения и CARE.

Levi’s заявляет, что предлагает сотрудникам 2 к 1 — до 200 000 долларов — для пожертвований ряду неназванных «организаций, приверженных обеспечению того, чтобы наиболее уязвимые сообщества получали необходимую им поддержку, в том числе несколько, которые гарантируют, что дискриминация не происходят при пересечении границы».

Тем временем компания работает со своими партнерами-лицензиатами, чтобы пожертвовать куртки, рюкзаки и другую теплую одежду украинским беженцам.

Решение Levi уйти из России вызывает воспоминания об эпохе холодной войны, когда джинсы были синонимом капитализма и были запрещены в оккупированной Советским Союзом Восточной Германии.

Компания подробно описывает эту историю на своем веб-сайте, отмечая, что синие джинсы запрещены в школах и танцевальных залах. Многие молодые люди обращались к родственникам за границей или на черный рынок, чтобы попытаться заполучить их.

«Международную моду невозможно остановить за железным занавесом», — говорится в нем. «Несмотря на усилия правительства, западные тенденции, особенно синие джинсы Levi’s®, были самыми модными на Востоке».

Когда в 1989 году пала Берлинская стена, сотни молодых людей двинулись к свободе, одетые в синие джинсы, сообщает компания.Он добавил, что Levi Strauss Germany открыла филиал в объединенном Берлине в 1990 году, прежде чем выйти на ранее ограниченные рынки.

Copyright 2022 NPR. Чтобы увидеть больше, посетите https://www.npr.org.

границ | Носители наследия как часть континуума родного языка

Введение: носители языка как носители языка

носители наследия — это носители языка, которые выросли в двуязычной или многоязычной семье с языком меньшинства в дополнение к языку (языкам) большинства, доминирующему в обществе в целом (см. , e.г., Монтруль и Полински, 2011). Соответственно, это носители языка, которые рано и естественным образом усваивают свой родной язык в домашней среде в качестве первого языка, но которые также рано усваивают другой язык, который является более доминирующим в обществе в целом и часто будет единственным языком, поддерживаемым в формальной среде. контексте школьного обучения. Это интересная группа населения, которая ставит перед нами задачу ответить на вопрос, кто считается «носителем языка», который традиционно осмыслялся в основном с одноязычной точки зрения [ср.критика у Ортеги (2009) и Кука (2016)]. Изучение носителей наследия может помочь нам разгадать основные предположения о «коренности» и внести свой вклад в наше понимание родной грамматики, языковых вариаций и изменений (например, Polinsky, 2015, 2018; Lowe, 2020).

Понятие «носитель языка», используемое в лингвистических исследованиях, может включать как минимум три различных типа предположений. Во-первых, базовым допущением является требование, чтобы носитель языка был «носителем» в том смысле, что он родился в языке, то есть приобрел его с рождения. В этом смысле носители наследия бесспорно являются носителями языка своего наследия, поскольку они усваивают его как первый язык в домашней среде. Однако это не единственное требование к носителям языка, используемое в литературе.

Второе — неявное или явное — требование, часто встречающееся в исследованиях языков наследия, заключается в том, что для того, чтобы быть полностью признанным в качестве такового, носитель языка должен овладеть репертуаром, который также включает стандартные или формальные регистры его языка наследия.Например, Montrul and Polinsky (2019), прямо признавая, что носители языка «являются носителями своего языка наследия» (стр. 420), требуют ряда регистров, включая официальное письмо, для «владения родным языком» (стр. 420). , 426; см. также Montrul, 2008:109). Поскольку такие регистры изучаются в основном в контексте формального образования, носители наследия часто усваивают их только для языка большинства, что затем исключает их из группы опытных носителей языка их наследия.

Однако неясно, почему определенные регистры должны быть необходимой частью владения родным языком, поскольку развитие регистровых различий связано с социальными и коммуникативными потребностями, которые варьируются в зависимости от социальных групп. Это не зависит от двуязычия или одноязычия, а в случае монолингвов это обычно не влияет на наше отношение к говорящим как к носителям языка. Например, мы не будем предполагать, что язык без формального письма не имеет опытных носителей языка, например, на исторических этапах до изобретения письма, или для языков меньшинств без письменного кода, и мы не будем утверждать, что дети дошкольного возраста и неграмотные люди не являются носителями своего языка.

Кроме того, знание регистров может существенно различаться в разных (одноязычных) группах говорящих, и регистры развиваются на протяжении всей жизни, поэтому неясно, почему одни регистры, а не другие, необходимы для владения носителями языка. Например, студенты университетов, как правило, овладевают новыми разговорными и письменными регистрами, характерными для академических кругов, но это не будет рассматриваться как требование для того, чтобы быть хорошим носителем языка, и бесспорно, что монолингвы без университетского опыта являются хорошими носителями своего языка.

Это говорит о том, что мы должны отделять родство от различий в регистрах, чтобы говорящие, использующие, например, только неформальные и/или разговорные регистры своего языка, также считались носителями языка. Это подчеркивает важность использования лингвистических компетенций, поддерживающих использование языка в различных условиях реальной жизни, в том числе за пределами стандартного языка (см. также Bayram et al., 2019). Избегать предвзятости к стандартному языку в нашем исследовании также важно, учитывая, что формальные стандартные разновидности являются исключительными: они подчиняются кодифицированным нормам, которые препятствуют нормальным моделям языковых вариаций и изменений, и поэтому их следует рассматривать как второстепенные, а не центральные примеры грамматик родного языка.

Третий вид предположений связан с поведенческими и языково-идеологическими паттернами, которые конструируют носителя языка как человека, выросшего на одном языке. Носители наследия исследуются в первую очередь в обществах с сильным одноязычным габитусом (Гоголин, 1994, 2002), в частности в странах, основанных на европейском национальном государственном строительстве (включая те, которые развились из бывших европейских колоний поселенцев, например, США). На этом фоне «носитель языка» часто воспринимается как одноязычный [ср.критика в Brutt-Griffler and Samimy (2001), Bonfiglio (2010), Cook (2016) и Ortega (2016)]. Это концептуализирует монолингвов как основных владельцев языка и как золотой стандарт языковой компетенции и достижений. Такая концептуализация уже имплицитно присутствовала в более ранних структуралистских идеализациях, таких как хомскианский «идеальный говорящий-слушающий» (Chomsky, 1965) или соссюровский акцент на взаимно-однозначных корреляциях языка и места как «идеальной форме» (de Saussure, 1965). 1916: Часть 4, гл.2, §1). В текущих исследованиях это подразумевается при использовании одноязычных в качестве контрольной группы для проверки поведения, похожего на носителей языка, или «исходной компетентности» носителей наследия, или для проверки того, «развиваются ли некоторые области на уровне носителей языка» в грамматиках наследия.

Однако такая идеализация одноязычного носителя как основного носителя родного языка неразумна и даже неосуществима. Это неразумно, учитывая, что многоязычие является нормальным состоянием человеческого языка, и, как уже неоднократно отмечалось (Grosjean, 1982, 2010; Romaine, 1989; Myers-Scotton, 2006, и др.), большинство говорящих в современном мире многоязычны. .Сосредоточенность на монолингвах как на носителях языка в лингвистике так же малозначительна, как и ориентация на мужчин, которая в последнее время подвергается критике в медицинских исследованиях (Criado-Perez, 2019; McGregor, 2020). Медицинские исследования в течение долгого времени были сосредоточены только на мужчинах, потому что исследования не хотели, чтобы на их данные влияли гормональные изменения, которые считались характерными для женского организма, но гормональные изменения являются частью человеческого состояния, и если мы хотим знать что-то о людях, мы должны включить женщин.В том же духе, если мы хотим что-то узнать о языке, мы должны включить многоязычных, потому что лингвистическая многокомпетентность является частью человеческого состояния, когда речь идет о языке (например, Кук, 2016).

Ограничение для монолингвов невозможно даже для эмпирических исследований, потому что неясно, кого можно квалифицировать как «настоящего монолингва». Язык всегда вариативен, репертуар говорящих всегда включает ряд вариантов, которые можно зафиксировать как разные грамматики (например,г., Трейси, 2002; Roeper, 2003), и взаимодействие лингвистических ресурсов внутри репертуаров не отличается категорически для языков от диалектов, регистров или стилей (ср. Li Wei, 2016). Это говорит о том, что нет четкой границы между говорящими на двух языках, использующими разные языки, и «одноязычными», репертуар которых всегда будет включать как минимум разные регистры. Кроме того, кросс-лингвистические эффекты на L1 были подтверждены даже для говорящих на одном языке, которые изучают второй язык в обученной обстановке без погружения (Schmid and de Leeuw, 2019).Следовательно, если мы ограничим статус носителей языка только монолингвами в строгом смысле, то большая часть населения мира не будет считаться носителями языка, включая большинство современных лингвистов, учитывая, что большинство из нас свободно говорят на английском языке на уровне L2 и, следовательно, не могут больше не считаются носителями нашего языка L1.

Это требует перспективы, которая интегрирует носителей наследия в континуум родного языка. Исследования языка наследия как области показали, что язык гибок и открыт для изменений на протяжении всей жизни.Мы считаем, что настало время сделать еще один шаг и серьезно отнестись к тому факту, что носители наследия являются носителями обоих своих языков, как подчеркивалось в недавних дискуссиях о носителях наследия и двуязычии. Ниже мы покажем, что это означает с точки зрения исследовательской программы, которая не использует одноязычные стандартные нормы в качестве критерия для определения того, что отсутствует или неверно в использовании языка носителями наследия. На основе результатов кросс-лингвистического исследования мы показываем, чего можно добиться, преодолевая дефицит-ориентированный взгляд на носителей наследия.С этой целью мы изучаем динамику, а не уязвимость различных лингвистических областей, и исследуем развитие, изменчивость и инновации, а не неполное приобретение, истощение и утрату. Важно отметить, что это означает, что (1) мы не концентрируемся только на стандартном языке и формальных регистрах, а охватываем более широкий репертуар говорящих, включая неформальный и разговорный язык, и (2) мы ориентируемся как на традиционных носителей, так и на одноязычных, а не как на тестовую группу. по сравнению с контрольной группой, но как две группы носителей языка, которые, как мы ожидаем, продемонстрируют интересные модели языковых вариаций.

Далее мы представляем результаты крупномасштабного кросс-лингвистического исследования, в ходе которого была реализована такая исследовательская программа в контексте Исследовательского отдела «Новые грамматики в языковых контактных ситуациях: сравнительный взгляд» (сокращенно «RUEG ‘). В нашем исследовании мы подошли к билингвам и монолингвам как к двум исследуемым группам говорящих, а не к экспериментальной и контрольной группе. Соответственно, мы забросали нашу сеть широкими и нацеленными на неканонические шаблоны в целом, то есть на все шаблоны, которых нельзя было бы ожидать в стандартной грамматике, и мы сделали это как для одноязычных, так и для двуязычных групп.

Это привело к ряду новых открытий в разных языках не только для традиционных носителей, но и для одноязычных групп. В следующих разделах мы обсудим данные, показывающие, что ряд неканонических явлений у носителей наследственного языка также проявляется у говорящих на одном языке, указывая на внутренние языковые тенденции к вариациям и изменениям. Эти результаты ставят многоязычие на передний план лингвистической динамики и еще больше поддерживают интеграцию носителей наследия в континуум родного языка.Выше мы утверждали, что признание носителей языка как носителей языка оправдано с концептуальной и теоретической точек зрения. Далее мы покажем, что эта точка зрения также лучше подходит для эмпирических данных. Мы обнаружили ряд паттернов, которые были бы удивительны, если бы мы рассматривали одноязычных как меру «аборигенности», а двуязычных как девиантную группу. Напротив, эти результаты имеют большой смысл, если мы рассматриваем обе группы как часть континуума носителей языка.

Материалы и методы

Методы, которые мы использовали для получения данных, отвечают двум требованиям, сформулированным выше: нам нужно включить неформальный и разговорный язык, и нам нужно ориентироваться на неканонические модели и вариации как у двуязычных, так и у одноязычных людей.Для этого мы использовали настройку «Языковые ситуации» («LangSit»), которая позволяет избежать ограничений формального языка и задействует более широкий репертуар групп говорящих (см. Wiese, 2020). В этой постановке участников знакомят с вымышленным событием (например, автомобильной аварией) и просят представить себя свидетелем этого события, а затем отыграть, рассказывая о нем разным собеседникам в разных коммуникативных ситуациях. Это дает натуралистичные произведения, которые сопоставимы для разных групп говорящих, языков и настроек.

Все материалы, разработанные для исследования RUEG, включая стимулы, инструкции для элиситоров и обучающее видео для элиситоров, были сохранены в Открытом научном фонде для открытого доступа по адресу https://osf. io/cm96g/.

Стимулы

Для нашего расследования мы подготовили видео, показывающее (незначительную) автомобильную аварию, в которой участвовали молодая женщина с собакой, пара с ребенком в коляске и две машины. На этом видео можно увидеть, как пара приближается к автостоянке, а мужчина подбрасывает мяч.Через переулок женщина с собакой выгружает продукты из машины. Видно, как две машины приближаются к переулку, когда внезапно мужчина теряет контроль над своим мячом, который отскакивает перед первой машиной. С другой стороны, собака возбуждается и бежит по дорожке к мячу, а женщина роняет свои продукты. Первая машина резко останавливается, в результате чего вторая врезается в нее. Мужчина с мячом помогает женщине забрать продукты, двое водителей выходят из машин, и один из них звонит в полицию, что можно увидеть на крупном плане номера службы экстренной помощи на его телефоне.

Мы разработали пять версий для пяти стран (см. ниже): Германии, Греции, России, Турции и США. Для поддержки кросс-лингвистических сравнений эти версии различались только номером службы экстренной помощи, но в остальном были идентичны.

Процедура

Участники или их родители, в случае подростков, дали информированное согласие. Для ознакомления они посмотрели видеозапись, попросили представить себя свидетелями аварии, а затем должны были разыграть инсценировку, рассказав об этом разным собеседникам.Мы сконструировали четыре различные коммуникативные ситуации, манипулируя формальностью и модальностью: участников просили:

(1) Оставьте голосовое сообщение другу через мессенджер (неформально).

(2) Написать сообщение другу через мессенджер (неофициально-письменное).

(3) Оставьте голосовое сообщение на «линии свидетелей» полиции (официально в устной форме).

(4) Написать свидетельский отчет для полиции (официально-письменный).

Для неформальных языковых произведений (1 и 2) участники использовали мессенджер WhatsApp© на мобильном телефоне, предоставленном исполнителем, где автокоррекция, пролистывание и предложения были отключены. Формальное устное сообщение (3) было произведено на тот же телефон, что и голосовая почта на почтовый ящик (вымышленного) контакта «ОВД – линия очевидцев». Формальный отчет (4) был набран с помощью простого текстового редактора на ноутбуке с отключенной орфографической исправлением.

Для продукции на разных языках видео показывалось несколько раз. Неформальные и формальные постановки были выявлены в двух разных комнатах, которые были соответствующим образом оформлены в соответствии с (не)формальностью, и с двумя разными собеседниками, которые действовали и были одеты неформально, а не неформально.формально. Короткие перерывы, заполненные (не)официальными беседами, разделяли неформальную и формальную части сеанса выявления.

В конце сбора данных участников попросили заполнить социолингвистическую анкету по биографическим данным, включая использование языка и личностные черты.

Двуязычные носители были записаны дважды, на их наследственном языке и на языке большинства, с интервалом между двумя сеансами не менее трех дней. Одноязычные носители были записаны один раз на языке большинства.Порядок извлечения информации был уравновешен для четырех коммуникативных ситуаций, а в случае говорящих на двух языках — для двух языков.

Участники

Участниками были носители наследия и носители одного языка. Носители наследия были определены как носители, которые выросли на родном языке в дополнение к языку большинства в стране. Чтобы участвовать, они должны были регулярно использовать язык наследия, по крайней мере, с некоторыми членами своей нуклеарной семьи, а также уметь говорить и писать на нем (хотя и не обязательно на стандартном алфавите).Дополнительные условия заключались в том, что они родились в стране соответствующего языка большинства или прибыли туда в раннем возрасте и с тех пор жили в этой стране, хотя и не обязательно без перерывов. Одноязычные носители — это носители, которые регулярно использовали дома только один язык, а именно язык большинства в соответствующей стране, хотя они могли овладеть дополнительными языками, например, в рамках формального образования.

Двуязычная группа охватила наследственных носителей греческого, русского и турецкого языков в Германии и Соединенных Штатах, а также немецкого языка как наследственного языка в Соединенных Штатах.Одноязычная группа состояла из носителей английского, немецкого, греческого, русского и турецкого языков в США, Германии, Греции, России и Турции соответственно. Во всех категориях мы охватили две возрастные группы: подростки (14–18 лет) и взрослые (22–35 лет).

У участников не было сообщений о нарушениях речи и нормальный или скорректированный до нормального слух и зрение.

Обработка данных и генерация корпуса

Выявление дало согласованные извлеченные, полуспонтанные данные по регистрам, контактно-лингвистическим настройкам и группам двуязычных и одноязычных говорящих на пяти языках:

• Немецкий как язык большинства в Германии, на котором говорят одноязычные и двуязычные носители с греческим, русским или турецким языками как унаследованные, а также как унаследованный язык в США, на котором говорят двуязычные носители с английским как языком большинства;

• Английский как язык большинства в Соединенных Штатах, на котором говорят одноязычные носители, а также двуязычные носители немецкого, греческого, русского или турецкого языков в качестве традиционных языков;

• Греческий, русский и турецкий языки являются основными языками, на которых говорят носители одного языка в Греции, России или Турции соответственно, а также языками наследия, на которых говорят носители двух языков, причем английский или немецкий языки являются основными языками в США или Германии соответственно.

В дальнейшем мы будем называть языки, на которых говорят как языки большинства, например, немецкий в Германии или греческий в Греции, «большинством немецкий/греческий» или сокращенно «май-немецкий/-греческий» и т. д., а также языки, на которых говорят как языки меньшинств в контексте наследия, например, немецкий или греческий в Соединенных Штатах, как «наследственный немецкий/греческий» или сокращенно «h-немецкий/-греческий» и т. д. Мы будем использовать «HS» в качестве аббревиатуры для «наследственного языка». оратор.» Когда мы приводим примеры, мы предоставляем транскрипцию для разговорных данных и сохраняем оригинальное написание (включая возможные опечатки) в случае письменных данных.

Коды, идентифицирующие данные из корпуса RUEG, предоставляют следующую информацию в следующем порядке:

• Страна: DE – Германия; ГР – Греция; РУ – Россия; ТУ – Турция, а США – США.

• Би-/моноязычный динамик: би или мо.

• Номер динамика, вкл. возрастная группа: 1–50 лет – взрослые; с 51 года – подростки.

• Пол: M vs. F (не было говорящих, которые идентифицировали себя как небинарные).

• Родной язык для двуязычных или только семейный язык для одноязычных: D – немецкий; Э – английский; Г – греч.; Р – русский; и Т – турецкий.

• Коммуникативная ситуация: ф – формальная/и – неформальная и с – устная/п – письменная.

• Язык производства: D, E, G, R и T.

Например, «DEbi51MT_isD» идентифицирует данные в Германии (DE) от двуязычного (двух) подростка (51 год) мужского пола (M), говорящего на турецком (T) как родном языке в неформальной (i) разговорной (s) обстановке , общение на немецком языке (D).

Все данные корпуса были анонимизированы и объединены в единый корпус, корпус RUEG (Wiese et al., 2019). Корпус RUEG представляет собой мультимодальный и многоуровневый корпус, который в текущей версии (0.4.0) содержит около 520 100 токенов (примерно 146 000 для английского языка, 157 000 для немецкого, 66 000 для греческого, 88 000 для русского и 63 000 для турецкого). , на основе данных 716 носителей, из которых 393 двуязычны и 323 одноязычны. В таблице 1 приведены подробности для различных наборов данных.

Таблица 1. Данные корпуса RUEG.

На момент написания статьи корпус продолжает расти, добавляются новые наборы данных и улучшенные аннотации.Данные корпуса включают языковые продукты во всех четырех коммуникативных ситуациях с дополнительными транскрипциями для разговорных данных (условия 1 и 3) и биографические данные из анкет говорящего. Языковые продукты аннотируются для синтаксических интервалов, лемм, языка и частей речи в универсальном и специфичном для языка наборе категорий. Корпус можно использовать с помощью инструмента поиска и визуализации корпуса ANNIS (Krause, 2019). Полный корпус, включая его исходные данные и все предварительные версии, находится в свободном доступе в открытом репозитории (10.5281/zenodo.3236068).

Результаты

Наш анализ приводит к трем основным выводам: (1) кросс-лингвистически мы находим неканонические паттерны не только у традиционных носителей, но и у монолингвов, включая паттерны, которые, согласно литературным данным, не ожидаются от монолингвов; (2) мы находим обширные вариации не только у традиционных носителей, но и у одноязычных; (3) неканонические шаблоны взаимодействуют с регистром, подчеркивая важность учета как формальных, так и неформальных условий и, что особенно важно, делать это как для многоязычных, так и для моноязычных людей.

Неканонические паттерны: не только у традиционных носителей, но и у одноязычных

Чтобы продемонстрировать, чего можно добиться, рассматривая носителей наследия как носителей обоих языков, мы представляем неканонические закономерности, которые мы наблюдали как у носителей наследия, так и у монолингвов. Это шаблоны, которые до сих пор считались отсутствующими в родной грамматике и которые можно было бы приписать билингвизму, если бы мы выбрали менее инклюзивный подход. Мы охватываем области морфологии и синтаксиса, интонации и прагматики.Далее мы представляем результаты на разных языках, комбинируя в каждом случае качественный и количественный анализ. Качественный анализ фиксирует соответствующие модели и их распределение среди двуязычных и одноязычных групп говорящих. Количественный анализ сравнивает частоты между различными группами. В областях, где частоты корпусов достаточно высоки, это подтверждается статистическими тестами. Для явлений с более низкой частотой мы приводим сравнительные данные для различных групп посредством относительных (а не абсолютных) чисел для неканонических случаев в виде доли от всех соответствующих случаев.

Морфология и синтаксис

В области морфологии и синтаксиса примеры можно найти в образовании и употреблении причастий в русском языке, порядке слов в немецком языке и голых НЧ в немецком языке.

Неканонические причастия в русском языке

Причастия в русском языке сложны по своей морфологии и синтаксису, и они усваиваются позже одноязычными (Цейтлин, 2009; Трибушинина и др., 2013), что делает их идеальной областью для поиска неканонических форм.Результаты нашего исследования корпуса показывают, что морфологически неканонические причастия встречаются во всех группах говорящих, включая одноязычные:

«Въезжает белая машина, белая машина (-) а: притормозила».

«Водители автомобилей, как первого, так и следующего за ним, резко затормозили»

Качественный анализ обнаруживает интересную динамику морфологического образования причастий. С суффиксами широко распространено усечение материала, что можно увидеть как в (1), произведенном ГС, так и (2), произведенном одноязычным. В (1) ожидаемый суффикс — ющ — для образования активных причастий настоящего времени открытых основ, оканчивающихся добавлением j — (Богданов и др., 2009), усекается до — щ -. В (2) основа для образования действительного причастия прошедшего времени с суффиксом — -, состоящая из основы и тематического суффикса след ова — «следовать», усечена до след- о -. Такой паттерн можно интерпретировать как уменьшение морфологической сложности, указывающее на тенденцию к унификации основ между парадигмами (Гагарина, 2002. С. 160).

Чтобы проверить, значительно ли различаются частоты причастий в разных группах, мы провели односторонний непарный критерий суммы рангов Уилкоксона. Результаты показывают, что ГВ производят больше неканонических форм, чем одноязычные ( M = 0,96, SE = 0,48): SE = 1,29) и W = 31 997, p = 0,032 для HS в Германии ( M = 4.11, SE = 1,28). В целом, HS произвели меньше причастий, как канонических, так и неканонических, чем одноязычные ( M = 0,69, SE = 0,09): W = 28 455, p < 0,001 для HS в США (9068 M = 0,15, SE = 0,04) и W = 26,118, p < 0,001 для ГС в Германии ( M = 0,22, SE = 0,14) относительные частоты см. на рис. Таблица 2 для абсолютных частот токенов и причастий по группам.Оба вывода можно объяснить упомянутым выше статусом причастий, а также тем, что они вообще редко встречаются в устной речи ГВ, поскольку связаны с формальными регистрами (Земская, 1973; Голуб, 2001).

Рисунок 1. Относительная частота причастий на токены (%) в разных группах.

Таблица 2. Частота употребления токенов и причастий в разных группах.

Неканоническое образование причастий также хорошо задокументировано для приобретения одноязычных детей (Cejtlin, 2009).Интересно, что такие формы часто следуют тем же шаблонам, что и в наших данных:

.

«Печеньки уже съедены»

Подобно (1) и (2), пример (3) представляет собой случай морфологического усечения основы s″ed- «есть»- до s″e- , которая затем образует основу для образования причастия с суффиксом -t-, а не с каноническим — en ( n ) . Тот факт, что мы наблюдали такие паттерны также у одноязычных и двуязычных (HS) взрослых, говорящих, предполагает продолжающуюся внутреннюю динамику в этой лингвистической области в русском языке.То, что HS используют такой шаблон с более высокой частотой, означает, что они могут пролить свет на текущие тенденции в родной грамматике.

Неканонический порядок слов в немецком языке

Для немецкого языка мы сообщаем о соответствующих выводах из двух областей: порядок слов и голые NP. Немецкий традиционно описывался как язык SOV с порядком слов «глагол-второй» (V2), требующим, чтобы конечный глагол в основных декларативных глаголах появлялся на второй позиции, ровно после одного компонента в домене перед ним, «переднем поле».Это положение конечного глагола составляет одну из двух «скобок предложения», характерных для построения немецких предложений. Другая позиция расположена на правой клаузальной периферии. В основных декларативах он содержит неличные глаголы и отделяемые глагольные частицы. Вместе левая и правая скобки ограничивают «среднее поле», каноническую область для дополнений и дополнений. Как правило, встроенные предложения экстрапонируются, т. Е. Встречаются за правой скобкой предложения в «пост-поле.

Требование V2 обычно рассматривается как яркий пример жесткого ограничения в грамматике носителей немецкого языка. Таким образом, отклонения от V2 в основном немецком языке турецких HS, где наречие стоит перед подлежащим на левой периферии, были приняты за пределы родного немецкого языка. Для Ауэра (2013:37f), например, они указали на реорганизацию немецкого V2 в SVO, который «глубоко вмешался бы в структуры автохтонного немецкого языка в его стандартных и нестандартных формах» и, вместе с другими неканоническими образцами , такие как голые НЧ, «могли бы составить новую разновидность, которая существенно отличалась бы от автохтонного немецкого языка» (немецкие оригиналы, наш перевод).

Эта точка зрения была оспорена отчетами, интегрирующими этот неканонический паттерн в синтаксическую структуру немецких предложений (Wiese, 2013; te Velde, 2017; Walkden, 2017; Wiese and Müller, 2018). Результаты предполагают систематический вариант третьего глагола (V3), который, в отличие от SVO, сохраняет характерные немецкие скобки предложения. С точки зрения информационной структуры, версия 3 имеет преимущество перед версией 2, поскольку позволяет использовать как фреймсеттер, так и дискурсивный компоновщик [например, dann «тогда», см. (4) и (5) ниже], а также тему на левой периферии. (Wiese, 2012, 2013; Walkden, 2017; Wiese et al., 2017; Банк, 2020).

Хотя V3 в немецком языке в основном ассоциировался с ситуациями языкового контакта (например, Walkden, 2017), мы показали, что он также доступен у одноязычных носителей (Wiese and Rehbein, 2015; Bunk, 2020). Настоящее исследование подтверждает это для преимущественно немецкого языка в разных популяциях: в корпусе RUEG мы находим V3 не только у двуязычных носителей с h-греческим, h-русским и h-турецким, но также и у одноязычных носителей, ср. (4) и (5).

«А потом он просто позволяет своему мячу упасть.

«А потом полиция приехала очень быстро».

Результаты указывают на одни и те же варианты V3 у одноязычных и двуязычных, с наречием и подлежащим, предшествующим финитному глаголу. Однако, как и в предыдущих исследованиях, V3 встречается нечасто: всего 48 случаев в двуязычной и 11 случаев в одноязычной группе, при этом двуязычная группа лидирует в количественном отношении (см. также Wiese and Rehbein, 2015). Чтобы сравнить разницу, мы рассчитали нормированные частоты на 100 CU (коммуникативных единиц).В корпусе RUEG CU использовались как средство сегментации высказываний и определялись как «независимое предложение с его модификаторами» (вслед за Loban, 1976: 9). Соответственно, нормализация для 100 CU дает нам числа для V3 в процентах от всех независимых предложений и, следовательно, хорошее приближение для доли неканонических случаев, поскольку V3 является шаблоном, расположенным на уровне clausal. Наблюдаемая нами количественная разница между группами говорящих по абсолютным числам подтверждается и для таких нормированных частот: мы находим 0. 96 вхождений V3 на 100 CU в двуязычной группе по сравнению с 0,41 вхождения на 100 CU в одноязычной группе.

Интересно, что более высокая частота в первую очередь связана с говорящими на турецком языке h: данные из этой группы составляют 38 из 48 находок V3, или 1,88 случаев на 100 CU, по сравнению только с 0,42 и 0,27 появлениями на 100 CU (по пять случаев каждый). ), происходящие из h-греческой и h-русской групп соответственно. Эти результаты говорят против контактно-лингвистического переноса, поскольку турецкий, язык SOV, будет поддерживать базовый порядок слов SOV немецкого языка, в то время как русский и греческий языки имеют тенденцию к SVO, который имеет сильное поверхностное сходство с V3, как только дополнительные левые — задействованы периферийные составляющие, такие как наречия.Если бы межъязыковой перенос был релевантным триггером для V3, мы ожидали бы, что двуязычные носители с h-греческим и h-русским лидируют, а не носители h-турецкого. Это еще раз подтверждает точку зрения на немецкую грамматику как местонахождение этого феномена.

Для говорящих на немецком языке в Соединенных Штатах мы наблюдаем увеличение неканонического образца V3, аналогично тому, что мы обнаружили для неканонического образования причастий в русском языке: носители немецкого языка производят 3,47 главных предложений V3 на 100 человек. CU (всего 55 случаев) с фреймсеттерами/линкерами, такими как dann , nun в дополнение к тем, которые, вероятно, заимствованы из английского языка, например , поэтому ([zo]), ср.(6) и (7) (последний демонстрирует все три линкера).

«затем из-за угла выехали две машины»

«а потом машина за ним была не готова так он в него въехал и теперь все везде покатилось»

В этом случае влияние английского (X)SVO может еще больше способствовать производству V3, учитывая, что английский является здесь основным и основным языком общения для h-немецкого. Хотя мы не можем исключить, что некоторые модели усиливаются параллелями в английском языке, это справедливо лишь частично, как показано в (6) и (7), где скобки предложения остаются каноническими («sind… gefahren», «hat… dreingeschubst »), в отличие от английского SVO. Качественно данные h-немецкого языка в значительной степени совпадают с теми, что мы находим у одноязычных и двуязычных носителей основного немецкого языка. Разница, по-видимому, количественная и обусловлена ​​увеличением количества компонентов, участвующих в пунктах V3, таких как несубъекты в переднем поле [например, PP, как в (6)] и — тривиально — заимствованные линкеры [такие как , поэтому в (7)]. Все остальные случаи также засвидетельствованы в наших одноязычных данных, хотя и с меньшей частотой.

Если бы мы исследовали только h-немецкий в контакте с maj-английским, мы могли бы заявить, что V3 возникает из-за межъязыкового переноса.Вместо этого мы теперь можем заключить, что эти паттерны также доступны в одноязычном немецком репертуаре, но могут быть выборочно усилены в HS языковым контактом.

Неканонические пустые NP на немецком языке

Для исследования неканонических голых НЧ в немецком языке мы использовали дополнительные данные из корпуса DNam немецкого языка в Намибии (Wiese et al. , 2017; Zimmer et al., 2020), чтобы сравнить две группы h- Говорящие на немецком языке. Намибийский немецкий представляет собой редкий случай h-немецкого языка, который все еще основан на жизненно важном речевом сообществе, которое систематически использует немецкий язык не только в неформальной, но и в формальной обстановке.Мы сосредоточимся на подкорпусе LangSit, который содержит дифференцированные по регистрам данные, аналогичные данным в корпусе RUEG (103 динамика; 51 509 токенов). Он охватывает неформально-разговорные и официально-разговорные произведения (официальные: 23 606 жетонов, неформальные: 25 629 жетонов), вызываемые визуальными стимулами в виде фоторепортажа об автомобильной аварии.

Наши результаты показывают, что одноязычные, так же как и двуязычные, производили неканонические голые NP, т. е. такие, которых мы не ожидаем в стандартном немецком языке. Цифры в целом низкие: неканонические случаи составляют 0.34% всех НП по основным немецким данным среди одноязычных и двуязычных носителей в Германии (22 и 50 случаев соответственно), 0,98% (22 случая) в немецком языке в Соединенных Штатах и ​​1,06% (44 случая) в Германии. Намибия.

Интересно, что неканонические случаи качественно различаются между h-немецкой группой в США и другими. Неканонические НП в Германии (основной немецкий для моно- и двуязычных носителей) и Намибии (h-немецкий) могут быть отнесены к текущим тенденциям сокращения статей в немецком языке, вызванным гипердетерминацией, как описано Leiss (2010): (a) как правило, в общих и уникальных опорных и легких конструкциях глаголов, а также в местном и направленном контекстах, и (б) снижение определенного артикля в начальной, тематической позиции и неопределенного артикля в рематической позиции, потому что они уже по своей сути являются определенными или неопределенными , соответственно.(8) иллюстрирует это для неканонического голого NP с общей ссылкой (и в рематической позиции) из намибийского немецкого языка и (9) для одного в рематической позиции, созданного говорящим на одном языке в Германии:

«Тогда я также вызвал скорую помощь».

«Я только что наблюдал () аварию».

Данные h-немца в Соединенных Штатах отличаются от этого тем, что мы обнаруживаем отличительную закономерность, которая составляет почти половину случаев (11 случаев) и не встречается в других данных.В этом шаблоне неканонические голые NP образуют второй элемент в координации, ср. (10):

«Синяя машина остановилась, потому что перед ней был мяч и собака».

В отличие от известных паттернов совместного использования определителей (McCawley, 1993; Ackema and Szendrõi, 2002), это не ограничивается координацией на уровне VP, предполагая, что существующий паттерн может быть расширен в контекстах унаследованных языков. Как показывает контраст с намибийским немецким, эта вариация не связана с унаследованным немецким как таковым , но может различаться в разных языковых сообществах.Следовательно, языки наследия могут участвовать в текущих тенденциях, а также расширять возможности родной грамматики.

Интонация

Что касается области интонации, наши данные представляют собой пример из русских вопросов «да-нет» (YNQ). В литературе сообщается, что русские YNQ реализуются с битональным восходящим акцентом основного тона на глаголе (L* + H или L + H*; Rathcke, 2006b; Meyer and Mleinek, 2006), за которым следует низкий заключительный пограничный тон ( FBT; L%) (Igarashi, 2006; Rathcke, 2009), за исключением случаев, когда ядерное ударение падает на последний слог, и в этом случае реализуется высокий FBT (H%) (Makarova, 2003; Rathcke, 2006a).Таким образом, FBT можно считать усеченным, если за акцентом основного тона не следует никакой материал (Rathcke, 2009, 2013). Интонационные паттерны YNQ различаются в русском и английском языках, и поэтому их интересно исследовать у говорящих на двух языках.

Для изучения просодической реализации YNQ у моно- и х-русскоязычных мы привлекли экспериментальные данные в дополнение к корпусным данным во время сбора данных. Он состоял из 10 зачитываемых вслух YNQ о подробностях автомобильной аварии. Мы записали по 20 спикеров на группу, т.е.д., (1) двуязычные носители h-русского в США, (2) двуязычные носители h-русского в Германии и (3) одноязычные носители в России [см. Zuban et al. (2020) и в процессе подготовки. для подробностей].

Вызванные YNQ различались по количеству слогов, следующих за ядерным тональным ударением (или дополнительным тональным ударением на объекте для вопросов SVO). Каждый YNQ был аннотирован для определения местоположения акцента основного тона и FBT, следуя комбинированному фонетическому и слуховому подходу: наличие акцента основного тона было обнаружено на слух, а FBT был исследован в отношении локальных траекторий F0 и изменений с использованием Praat.Маркировка следовала автосегментарно-метрической схеме (Макарова, 2003; Игараши, 2006; Ратке, 2006b).

Результаты дескриптивного анализа показали, что русскоязычные в США преимущественно давали L% (82% всех случаев), тогда как русскоязычные в Германии и монолингвы давали L% реже (58% для обеих групп). Чтобы проверить возможное влияние нескольких фиксированных эффектов на распределение высоких и низких граничных тонов, мы запустили биномиальную обобщенную линейную модель смешанных эффектов с FBT в качестве зависимой переменной и тремя группами говорящих, числом слогов, следующих за последний тональный акцент для FBT (0–5), транзитивность, ядерный контур как независимые переменные, а также с говорящим и элементом как случайные эффекты (рисунок 2; см. «Дополнительное приложение 1» для полных спецификаций и резюме модели).Было обнаружено (среди прочего), что все группы говорящих производили H%, когда последнее ударение падало на последний слог, в соответствии с литературой по русскому языку. В том же духе, согласно тому, что сообщалось об усечении FBT в стандартном русском языке, носители h-русского языка в Соединенных Штатах выбирали L% FBT, как только после последнего основного ударения оставался хотя бы один слог. Однако х-русскоязычные в Германии и монорусскоязычные предпочитали L% только тогда, когда после последнего ударения было больше слогов.

Рисунок 2. Расчетная вероятность того, что H% будет выбран вместо L%, на основе продукции трех групп говорящих.

Следовательно, только х-русскоязычные в США ведут себя так, как описано в литературе, а моно- и х-русскоязычные в Германии — нет. Если бы мы исследовали только h-русский язык в Германии и обнаружили значительно более широкое использование H% (т. е. отсутствие категориального усечения), мы могли бы подумать, что этот паттерн является специфической особенностью интонационной грамматики HS, возможно, из-за на влияние май-германского языка, который имеет H% в YNQ (Grice et al., 2005). Тем не менее, сопоставимые реализации моноязычных носителей показывают, что то, что мы видим здесь, является более общей закономерностью: если мы подойдем и к ГВ, и к монолингвам как к носителям языка и проанализируем использование языка в разных группах говорящих, мы также можем обнаружить неканонические закономерности у одноязычных, которые в противном случае можно было бы отнести к двуязычию.

Прагматика

В области прагматики примеры берутся из данных о положении новых референтов в турецком языке и о введении референтов в английском языке.

Неканоническое размещение новых референтов на турецком языке

Как вкратце упомянуто в разделе «Морфология и синтаксис», основной и прагматически нейтральный порядок слов в турецком языке — SOV. Однако в конкретных прагматических целях элементы могут располагаться и в поствербальной позиции. В частности, это возможно для маркировки фоновой информации и запоздалых мыслей (Erguvanli, 1984; Schroeder, 1995; Kornfilt, 1997), для таких составляющих, как NP, наречия, дискурсивные маркеры, формы обращения и конечные придаточные предложения.Важно то, что размещение новой информации здесь считается невозможным: согласно литературе, информация, помещаемая в поствербальную позицию, должна быть дискурсивно-предсказуемой или извлекаемой из предыдущего дискурса (Эргуванлы, 1984: 56).

Подходя к ГВ как к носителям своего языка, мы исследовали эти информационно-структурные ограничения как для х-турецкого, так и для монотурецкого языка. Мы продолжили, выбрав 21 наиболее часто используемый номинальный референт, который играл роль в извлеченных нарративах.Мы аннотировали каждое их появление, адаптировав схему референтной аннотации Riester and Baumann (2017), и определили информационный статус по трем категориям (см. Schroeder et al., появится позже): (1) «новый» (первое упоминание), (2 ) «данный» (референт, который был введен ранее) (3) «связующий» [референт, который явно не был введен, но принадлежит к «прагматическому набору» в смысле Хокинса (1984) данного референта (якоря)]. Запоздалые мысли, ремонт и конечные придаточные предложения были исключены из анализа.

Результаты анализа показывают, что хотя большинство референтов, помещенных в поствербальную позицию, действительно были «данными» и «перемычками», в поствербальной позиции используется значительное количество новых референтов. Что интересно в контексте настоящей рукописи, так это то, что новые референты в поствербальной позиции встречались не только в данных HS [как видно из (11), но и у одноязычных в Турции (12)]. В ГС в Германии появление новых референтов в поствербальной позиции составляет 32.43% от общего числа референтов в поствербальной позиции (24 новых референта из 74 референтов в поствербальной позиции), у одноязычных в Турции появление новых референтов составляет 22,45% (11 новых референтов из 49 референтов). ), а в ГС в США новые референты в поствербальной позиции составляют 21,43% (24 появления из 112). Этот результат противоречит тому, что в литературе говорится о каноническом турецком языке, а именно, что новые референты невозможны в поствербальной позиции.

«Была пара с коляской».

«Машина чуть не сбила женщину с ребенком».

Большинство новых референтов в послевербальной позиции находятся в тесной семантической связи с подлежащим предложения. Это отношение шире, чем «связующее» отношение, и оно часто обозначается притяжательным суффиксом ( s ) I на послеглагольном компоненте [как в (11)] или свободным дополнения, которые несут наречный падеж.Реже новым референтом в поствербальной позиции является лексический субъект или объект [как в (12)].

Однако было бы заблуждением называть те новые референты, которые находятся в тесной смысловой связи с субъектом, «фоновой информацией», так как примерно в половине случаев в наших данных вновь упоминается референт, введенный в послевербальную позицию. в последующем дискурсе и рассматривается как «данное» при повторном упоминании. Мы предлагаем называть такие референты «вторичными» новыми референтами в том смысле, что они вторичны (и связаны) с другим новым референтом, более релевантным дискурсу в данный момент.

Таким образом, мы заключаем, что размещение новой информации в поствербальной позиции в турецком языке действительно возможно, и это не особенность, характерная только для ГВ, поскольку эта закономерность встречается и в одноязычных данных из Турции. Как мы обсудим более подробно в разделе «Выравнивание регистров в языках наследия», у одноязычных этот образец, по-видимому, связан с неформальными регистрами. Следовательно, если мы сравним подобное с подобным и систематически включим данные из таких регистров также и от одноязычных, мы сможем избежать ошибочного отнесения некоторых неканонических паттернов к двуязычию, которые составляют более общую часть местных грамматик.

Неканонический референт Введение на английском языке

В отличие от турецкого, английский отмечает новизну и данность референтов посредством неопределенных и определенных артиклей (Hickmann and Hendriks, 1999). Неопределенный артикль а предполагает, что референт НП является новым и адресат с ним не знаком. Определенный артикль и подразумевает, что адресат может однозначно идентифицировать данного референта НП на основе предыдущего дискурса, общего физического окружения и/или общих знаний о мире (Payne and Huddleston, 2002: 368–371).

Предыдущее исследование показало, что двуязычные носители часто отличаются в написании статей от одноязычных носителей английского языка. Например, сообщается, что детские ГВ, говорящие на других языках, имеют избыток на в неопределенном контексте и на в определенном контексте на мажор-английском, независимо от языка их наследия (Здоренко и Паради, 2008, 2012). Кроме того, взрослые носители английского языка L2 с L1 без артикля склонны чрезмерно использовать вместо и вместо в контекстах с несовпадающими параметрами определенности и специфичности (т.э., субъективная примечательность референта говорящему) (Ионин, 2006; Ионин и др. , 2008).

Самое главное, что многие исследования по использованию артикля сравнивают между собой только две или более двуязычных групп (Lardiere et al., 2004; Zdorenko and Paradis, 2008, 2012; Ionin and Díez-Bedmar, 2021). Если добавить одноязычную группу сравнения, то моноязычные обычно предоставляют статьи в строгом соответствии с ожиданиями, основанными на литературе (Hawkins et al., 2006; Ionin, 2006; Ionin et al., 2008; Sarko, 2009; Snape et al., 2013). В целом, эти исследования, кажется, предполагают, что вариативность в производстве статей является результатом двуязычия.

Мы проверили это предположение, изучив выбор артикля в новых и заданных референтах среди двуязычных и одноязычных носителей английского языка в основном на английском языке — 214 HS с различными языками наследия и 64 англоязычных монолингвов. Аналогично только что описанному исследованию новых поствербальных референтов в турецком языке, мы выбрали 19 частых референтов, таких как человек , собака , автомобиль1 и автомобиль2 , и кодировали их по их информационному статусу как «новые». первое упоминание объекта без какой-либо идентифицирующей информации) или «дано» (все последующие упоминания) (Riester and Baumann, 2017).Это дало 4 961 новых и 10 881 данных референтов.

Мы идентифицировали все новые и данные референты, которые были частью неожиданных неканонических структур, то есть « + новые» и « + данные» референты. Все остальные структуры, в которых появлялись референты, включая ожидаемые канонические структуры (« + новый» и « + данный»), были помечены как «прочие». Вопреки тому, что можно было бы ожидать из литературы, мы обнаружили неканонические паттерны не только у билингвов [см. (13) и (15)], но и у монолингвов [см. (14) и (16)]. и мы нашли это как для шаблона « + новое» [(13) и (14)], так и для шаблона « a + данное» [(15) и (16)]:

Следовательно, качественных различий между монолингвами и билингвами в этой области мы не обнаружили.Чтобы проверить возможное влияние двуязычия на количественное распределение, принимая во внимание вариации между отдельными говорящими, мы использовали две биномиальные обобщенные линейные модели со смешанными эффектами, одну для новых и одну для заданных референтов. Зависимой переменной был детерминант (« + новый»/« + данный» против «другой»), а независимыми переменными были билингвизм (двуязычный против одноязычного), установка (формальный против неформального) и способ ( устная и письменная) (см. «Дополнительное приложение 2» для полных спецификаций модели и резюме).

Результаты не указывают ни на основной эффект двуязычия, ни на его взаимодействие с другими переменными, а это означает, что у нас нет доказательств различий между ГВ и монолингвами. Обе группы произвели одинаковое количество неканонических референтов « + новые», варьирующееся от 6,6% всех данных референтов носителями наследия и 5,6% монолингвами в формальной письменной ситуации до 9,1% носителями наследия и 11,1% носителями языка. монолингвы в неформальной разговорной ситуации. Две группы не различались и по производству референтов « a + данные»: для этой модели процент неканонических референтов был намного меньше и колебался от 0.47% всех новых референций у носителей наследия и полное отсутствие у одноязычных в неформальной письменной ситуации, до 0,75% в неформальной разговорной ситуации у носителей наследия и 1,5% у одноязычных. В целом, наши данные показывают, что модель, которая в основном приписывается билингвизму, на самом деле проявляется в продукции англоязычных монолингвов так же, как и в речи билингвов.

Вариация: не только у традиционных носителей, но и у одноязычных

В литературе часто предполагается, что ГВ и говорящие на двух языках в целом демонстрируют более высокую степень вариативности, чем «обычные» носители языка.Сетон и Шмид (2016:341) даже заявляют, что «наиболее яркой характеристикой, которая отличает двуязычных от одноязычных, является большая изменчивость в производительности». Наблюдения, сделанные на основе наших данных, предполагают более сложную картину и указывают на сложную динамику между группами и индивидуальными эффектами, а также на различную степень динамичности языковых подсистем. Доказательства, представленные для иллюстрации этого момента, взяты из нашего корпуса данных по основному немецкому языку, на котором говорят одноязычные и двуязычные носители в Германии (см. Таблицу 1 выше).

Вариация может быть измерена в различных количествах или в различных качествах, таких как более широкий диапазон структур. Например, двуязычный говорящий может использовать структуры, отличные от одноязычных, и они могут быть каноническими или неканоническими (некоторые канонические структуры могут не отдавать предпочтение некоторым говорящим и/или в некоторых регистрах). В наших данных мы обнаруживаем, что все синтаксические зависимости, такие как различные типы объектов, частиц, модификаторов и т. д., используются как одноязычными, так и билингвами (см. рис. 3).Следовательно, мы не находим здесь качественных различий: билингвы (как группа) не избегают определенных зависимостей, используемых монолингвами, и не обнаруживают более широкого спектра зависимостей, чем монолингвы.

Рис. 3. Зависимости в мажорско-немецких (официально-письменных) текстах РУЭГ, нормированные по лексическим глаголам.

Значит, существуют количественные различия в изменчивости, т. е. различия в дисперсии? Здесь картина более смешанная. Во-первых, как у одноязычных, так и у двуязычных носителей наблюдается большая степень количественной дисперсии по некоторым, но не по всем структурам.Частично это является следствием общей частоты структуры: если тип зависимости в целом является редким, его частота появления будет демонстрировать эффект пола. Однако оказывается также, что некоторые структуры, будь то редкие или более частые, подвержены более свободному выбору частоты их реализации. Это может быть связано с простыми причинами, такими как возможность назвать всех, а не только некоторых агентов или обстоятельств в соответствующих нарративах, или повторяемость и повторение ранее названных сущностей, а не только некоторые из них.многоточие. В то же время более или менее частая реализация элементов может также свидетельствовать о различиях в коммуникативном стиле (эксплицитность, акцентированность) или формальности (допущение ожиданий собеседника; см. также Ahern et al. , 2019: 487, 488). Это может, например, повлиять на частоту изменения структур, таких как наречия или относительные предложения, которые можно использовать для указания или комментирования другой зависимости. Явность, относящаяся здесь к тенденции явно называть больше аспектов окружающей среды или обстоятельств, также может играть роль для разного количества реализаций PP.

Однако реализация ПП также может происходить за счет взаимодействия с лексикой, например, в случае предложных дополнений, требуемых некоторыми глаголами (сокращенно OBJP — полный список сокращений приведен в «Дополнительном приложении 3»). Другие PP могут быть добавлены атрибутивно без лексических ограничений. Различия в частоте реализации именных дополнений к предлогам (PND для дательных дополнений к предлогам, PNA для винительных дополнений к предлогам) могут, таким образом, быть связаны с лексическим разнообразием (разные глаголы требуют разных дополнений), но могут также указывать на динамику падежа (одинаковые глаголы с разными падежами дополнения). Таким образом, различия в дисперсии могут представлять очень разные типы явлений.

В наших данных мы видим разную степень вариативности между структурами, но едва ли есть какие-либо доказательства более высокой степени вариабельности у билингвов. Только носители х-турецкого языка, по-видимому, демонстрируют более высокую степень вариативности в реализации (свободных) фраз с предлогами (PP) и дополнений дательного падежа к фразам с предлогами (PND), и эффект довольно мал. Некоторые двуязычные группы, по-видимому, демонстрируют несколько более высокую дисперсию в модифицирующих структурах (мужской h-русский и мужской h-греческий для придаточных предложений, помеченный NEB, мужской h-греческий и мужской h-турецкий для наречий, ADV).Однако следует ожидать некоторых случайных результатов из-за большого количества сравнений между группами.

В целом, нет четкой тенденции к более высокой изменчивости среди двуязычных: говорящие на одном немецком языке, как правило, находятся в пределах диапазона вариабельности, характерного для двуязычных носителей, и даже имеют тенденцию находиться на верхней границе этого диапазона. На самом деле, различия между гендерными группами, как правило, выше, чем между группами говорящих на разных языках, но одного пола.

По-видимому, это также относится к лексическому богатству, аппроксимированному здесь преобразованным отношением маркеров типа (TTR, см. рис. 4).Мы не находим сильных различий в распределении отдельных носителей в каждой языковой группе. Тем не менее, женщины, говорящие на немецком языке и женщины, говорящие на турецком языке, демонстрируют самую высокую степень дисперсии TTR. Это может быть артефакт разного размера групп (23 женщины, 10 мужчин) — тем более, что в целом мы находим более высокую дисперсию в мужских группах. Это становится особенно очевидным при распределении по подкорпусам: мы обнаруживаем гораздо более высокие TTR для мужских групп говорящих по сравнению с женскими 90 687 в языковых группах 90 688 .Говорящие мужчины и женщины используют примерно одинаковое количество лексем на говорящего, но эти лексемы меньше сходятся между говорящими мужчинами, чем говорящими женщинами. Это предполагает различные эффекты идиоматичности или коселективных ограничений и может быть связано с коммуникативным стилем или более высокой степенью адаптации к предположениям об ожиданиях собеседника.

Рис. 4. Преобразование TTR в основные немецкие (формально-письменные) тексты RUEG.

В целом, мы обнаруживаем разную степень дисперсии в наших данных, но никакого особого эффекта для монолингвов по сравнению с монолингвами нет.билингвы. Фактически, одноязычные носители в корпусе RUEG демонстрируют степень вариативности, которая достигает, а иногда и превосходит таковую у двуязычных носителей. Мы не находим доказательств того, что вариативность в реализации синтаксических структур или в лексическом богатстве можно было бы использовать в качестве критерия для определения «настоящего» носителя языка, который бы отдавал предпочтение одноязычным носителям языка перед двуязычными.

Роль регистров

Подойдя к ГВ как к носителям обоих языков, мы нацелились на формальные и неформальные регистры как у двуязычных, так и у моноязычных людей. Наши результаты указывают на важную роль регистров для неканонических шаблонов, и это может по-разному проявляться в наследственном и большинстве языков. Ниже мы обсуждаем данные об английском и немецком языках как языках большинства («Неканонические явления в неформальных или разговорных регистрах языков большинства»), а также немецком, турецком и греческом как языках наследия («Выравнивание регистров в языках наследия»).

Неканонические явления в неформальных или разговорных регистрах большинства языков

В использовании большинства языков неканонические модели в основном встречаются в неформальных и / или разговорных регистрах, и это справедливо для двуязычных и одноязычных групп говорящих.

Ассоциация с разговорными регистрами для неканонических шаблонов на английском языке

В разделе «Прагматика» мы обсудили два неканонических паттерна, включающих новые и данные референты в основном английском языке, а именно « + данное» и « + новые» референты, которые появляются как у двуязычных, так и у одноязычных носителей английского языка. . Наши дальнейшие результаты показывают влияние устной и письменной формы на выбор неканонической статьи. В двух линейных моделях смешанных эффектов, о которых сообщалось в разделе «Прагматика», мы наблюдали основное влияние режима в группах говорящих и формальной/неформальной обстановке: в разговорном режиме было больше неканонических структур, чем в письменном (для «, + новый”: среднее формальное разговорное = 7.68%, в среднем формальных письменных = 6,12%, в среднем неформальных разговорных = 10,1%, в среднем неформальных письменных = 7,3%; для « a + дано»: среднее официальное устное = 0,69%, среднее формальное письменное = 0,57%, среднее неформальное устное = 1,11%, среднее неофициальное письменное = 0,23%; см. «Дополнительное приложение 2» для p -значения и сводки моделей).

Более высокая вариативность выбора статей в устной форме может быть связана с более высокой когнитивной нагрузкой онлайновых (разговорных) произведений по сравнению с офлайновыми (письменными). Спонтанная устная речь часто оказывает давление на производительность, поскольку оставляет мало времени для планирования и не дает возможности изменить сказанное (Pullum and Huddleston, 2002:12). Этот фактор важен в исследованиях L2: например, Ionin et al. (2021) выступают за проверку знаний говорящих на языке L2 в понимании, а не в воспроизведении, чтобы избежать давления на производительность и оценить имплицитную чувствительность говорящих к (не)определенности. В нашем исследовании давление исполнения в разговорном режиме могло привести к тому, что говорящие рассматривали только свою точку зрения (знакомство с референтом) и, следовательно, использовали определенный артикль, игнорируя при этом точку зрения адресата (незнание нового референта), что потребуется неопределенный артикль.

Кроме того, мы можем быть свидетелями нового развития английского языка: возможно, различие в определенности становится менее строгим в разговорных спонтанных произведениях. До сих пор неясно, является ли это систематической моделью внутренней динамики английского языка (поскольку более 90% из употреблений все еще являются каноническими), и это необходимо подтвердить в будущих исследованиях.

Связь с неформальными регистрами неканонических шаблонов на немецком языке

В мадж-немецком языке неканонический вариант V3 (как описано в разделе «Морфология и синтаксис» выше) встречается в основном в неформальных произведениях нашего корпуса: из 59 случаев V3 в основном немецком языке всего 53, т. е. примерно 90% , происходят из неформальных коммуникативных ситуаций, и эта закономерность также очевидна для нормализованных частот, где 1.24 из 1,37 случаев на 100 КС, то есть примерно 91%, из неформальных коммуникативных ситуаций.

В неформальной обстановке мы находим V3 в разговорном (17) и письменном (18) режимах. Это говорит о том, что в отличие от неканонического выбора артикля в основном английском языке, V3 в основном немецком языке в первую очередь ассоциируется с неформальностью, независимо от режима.

«А потом он просто позволяет своему мячу упасть».

«После этого он случайно уронил мяч.

Обратите внимание, однако, что мы находим несколько вхождений V3 в формальных данных, и это также включает одно произведение (официально-письменное) от говорящего на одном языке:

«При ярком дневном свете по тротуару шла пара с коляской».

Это, опять же, объединяет как двуязычных, так и одноязычных носителей в группу носителей языка: мы обнаруживаем неканонический паттерн V3 по группам, в обеих группах в первую очередь связанный с неформальными регистрами, за некоторыми исключениями, которые также очевидны в обеих группах.

Для неканонических голых НП в основном немецком языке мы также обнаружили преобладание в неофициальных данных, и снова это справедливо как для двуязычных, так и для одноязычных. Мы также обнаружили этот паттерн в немецком языке h в Намибии, где он был еще более выражен, ср. Рисунок 5 предполагает, что такая дифференциация регистров может также сохраняться в грамматиках наследия (но см. «Выравнивание регистров в языках наследия» ниже для h-немецкого языка в Соединенных Штатах).

Рисунок 5. Относительная частота неканонических голых НП (процент от всех НП) в немецком языке в неформальном и немецком языках.формальные настройки тремя разными группами ораторов.

Выравнивание регистров на традиционных языках

Некоторые паттерны, характерные для неформальных регистров у одноязычных, могут быть обобщены на формальные регистры в унаследованном билингвами языке, что приводит к выравниванию регистров.

Неканонические пустые NP и порядок слов в h-немецком языке в США

Одним из примеров этого является h-немецкий язык в Соединенных Штатах. В Соединенных Штатах говорящие не различают формальную и неформальную обстановку в своем неканоническом порядке слов и образцах NP, в отличие от (одноязычных и двуязычных) говорящих в Германии.

Для h-немецкого языка V3 мы находим 1,89 вхождений на 100 CU в формальной обстановке и 1,57 в неформальной обстановке (30 и 25 вхождений соответственно). Модус, однако, играет здесь роль, так как 71% всех предложений V3 появляются в устной форме, указывая на более общее явление, которое мы также наблюдали в неканоническом выборе артикля в основном английском языке.

носители H-немецкого языка в США также демонстрируют аналогичное распределение неканонических голых NP в формальных и неформальных ситуациях с 0,15 и 0. 17% всех НП (13 и 10 случаев) соответственно. Как показывают данные, обсуждаемые в «Неканонических явлениях в неформальных или разговорных регистрах большинства языков», это контрастирует не только с одноязычными и двуязычными говорящими на основном немецком языке в Германии, но также и с говорящими на немецком языке в Намибии, где не- канонические НП в первую очередь были связаны с неформальными регистрами. Это может быть связано с различными коммуникативными областями немецкого языка: в Германии и Намибии немецкий язык используется как в неформальной, так и в формальной обстановке, включая формальное обучение, тогда как в Соединенных Штатах он в основном ограничивается неформальным контекстом.

Еще одно свидетельство выравнивания регистров исходит от h-Turkish в Германии. В разделе «Прагматика» мы обнаружили неканоническое размещение новых референтов в поствербальной позиции как у ГВ, так и у монолингвов. Наш анализ показывает, что в одноязычных данных все примеры новых референтов в поствербальной позиции встречаются в неформальной (устной и письменной) обстановке. HS, с другой стороны, имеют тенденцию помещать новые референты в поствербальную позицию во всех коммуникативных ситуациях. Опять же, это может быть связано с коммуникативными областями для языка наследия: так же, как и с h-немецким языком в Соединенных Штатах, носители h-турецкого языка в Германии в основном общаются с неформальным языком дома и со своими сверстниками и имеют меньший доступ к формальным регистрам. .Феномен, типичный для неформальной среды монотурецкого языка, затем распространяется на формальную обстановку х-турецкого языка.

Таким образом, эти результаты подчеркивают, что неканонические явления не всегда следует приписывать наследственным языкам или билингвизму в целом, но они также могут быть характерной чертой неформальных условий в одноязычных вариантах. Таким образом, то, что могло бы рассматриваться как следствие языкового контакта или истощения при поверхностном описании, оказывается присутствующим и в одноязычном использовании языка, когда принимаются во внимание различные коммуникативные ситуации.

Неканонические ограничительные относительные придаточные предложения в maj- и h-греческом языке

Еще одна область, в которой мы отметили выравнивание регистров, — это распространение ограничительных относительных предложений (ОК) в греческом языке. RC в греческом функционируют как модификаторы существительных, как и в других языках, и всегда появляются в пост-именной позиции (Chatsiou, 2010). Греческие RC бывают двух типов: они либо вводятся местоимением o opios , буквально «кто», либо дополнением pu «тот».В то время как местоимение склоняется по роду, падежу и числу и согласуется с номинальным заглавием, которое изменяется по роду и числу, pu не имеет склонения. В литературе по греческому языку мы находим утверждение, что pu встречается в основном в разговорной речи, тогда как местоимение предпочтительнее в формальных регистрах (Holton et al., 1997: 212).

Мы исследовали ограничительные RC для трех групп, представленных в нашем корпусе: одноязычных носителей греческого языка maj в Греции и двуязычных носителей греческого h в Германии и США. Как видно из таблицы 3, pu RC встречаются чаще, чем o opios RC в трех группах говорящих в разных странах, и это верно как в неформальной, так и в формальной обстановке.

Таблица 3. Количественные данные — распределение ограничительных РЦ в разных регистрах по группам.

При рассмотрении вопроса об изменении регистра оказывается, что одноязычные носители на самом деле предпочитают pu RC даже в формальной обстановке, что противоречит утверждениям в грамматике стандартного новогреческого языка.Это указывает на процесс выравнивания даже в одноязычной группе. Аналогичная картина наблюдается в h-группах, которые также отдают предпочтение п.е. RC по сравнению с o opios RC в разных условиях, и односторонний тест ANOVA не выявил существенных различий между тремя группами в отношении производства п.е. RC. в различных коммуникативных установках.

Для o opio s RC мы находим различия в распределении по регистрам между группами, как определено односторонними тестами ANOVA {formal: [ F ( 2 , 171 ) = 15 . 99 , р < 0 . 0001 ], неофициальный: [ F ( 2 , 171 ) = 8 . 877 , р < 0 . 0001 ]}. Наши данные показывают, что стратегия o opios предпочтительнее в формальном регистре по сравнению с неформальным (хотя и с меньшей скоростью, чем pu RC). В этом случае имеется статистически значимое различие между группами, определенное с помощью однофакторного дисперсионного анализа [ F (2, 171) = 14.50, p < 0,0001]. В частности, скорректированные Бонферрони апостериорных тестов , позволяющих проводить попарные сравнения, показали, что Соединенные Штаты. группа отличается от двух других производством или opios RC в разных коммуникативных условиях ( p < 0,05). Предпочтение формальным регистрам относится, в частности, к одноязычной группе и, во-вторых, к ГС в Германии. HS в Соединенных Штатах редко используют или opios RC независимо от условий [как сообщает также Lithoksoou (2019), который исследовал часть корпуса RUEG].

Взятые вместе, наши результаты показывают выравнивание регистров для pu RC в группах одноязычных и двуязычных носителей, а также различия для o opio s RC между различными сообществами традиционных носителей, причем в Германии они совпадают с одноязычными носителями в Греции.

Такие результаты подчеркивают актуальность рассмотрения дифференциации регистров как у билингвов, так и у монолингвов при интеграции HS в континуум носителей языка.

Обсуждение

В этой рукописи мы привели доводы в пользу взгляда на носителей двуязычного наследия как на носителей обоих своих языков и продемонстрировали, что можно получить от такого подхода.Мы показали, что признание носителей языка как носителей языка оправдано с концептуальной и теоретической точки зрения, и что эта точка зрения также лучше соответствует эмпирическим данным. Мы представили результаты крупномасштабного кросс-лингвистического исследования, в котором на равных подходили к носителям двуязычного наследия и говорящим на одном языке, а не использовали одноязычных в качестве критерия того, что считается компетентным «носителем языка». В соответствии с этим подходом мы нацелились на фактическое использование языка, которое охватывало более широкий репертуар, чем просто формальный язык, и мы сделали это как для двуязычных, так и для одноязычных носителей.С этой целью мы выявили лингвистические продукты, отражающие естественное поведение говорящих в формальных и неформальных, письменных и устных коммуникативных ситуациях. Это предоставило нам сопоставимые данные по регистрам, языкам, контактно-лингвистическим настройкам и группам говорящих, включенные в корпус открытого доступа, корпус RUEG.

Наши результаты подтверждают интеграцию носителей наследия в континуум носителей языка и показывают, что они могут пролить свет на языковые вариации и изменения в грамматике носителей языка.В ряде языков наследия мы находим шаблоны в формальных регистрах, которые не появляются в соответствующих настройках большинства для этих языков. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что эти паттерны отнюдь не полностью отсутствуют в одноязычных грамматиках, а могут быть связаны там с неформальными регистрами. Паттерны, которые в противном случае можно было бы приписать билингвизму, могли бы, таким образом, информировать нас о текущих разработках и вариациях в родной грамматике.

Наши данные указывают на ряд неканонических паттернов в произведениях одноязычных, которые до сих пор считались отсутствующими в родной грамматике.Мы обсудили неканонические модели образования причастий и граничных тонов в русском языке; глагол-третий и голые НЧ в немецком языке; новые референты в поствербальной позиции в турецком языке; и неканонический выбор (не)определенных артиклей для данных и новых референтов в английском языке. Наше исследование показало, что эти паттерны характерны не только для традиционных носителей языка, но и систематически встречаются у монолингвов.

В том же духе мы обнаружили, что различия между говорящими не ограничиваются билингвами.В наших данных по немецкому языки одноязычные демонстрировали степень лексической и морфосинтаксической изменчивости, которая иногда была выше, чем у билингвов, что еще больше оспаривает модель обтекаемого носителя языка.

В большинстве языков неканонические паттерны преобладали в разговорных и/или неформальных регистрах, и это справедливо как для монолингвов, так и для билингвов. Например, в большинстве англоязычных разговорных регистров было больше неканонических артиклей, чем в письменных регистрах как у одноязычных, так и у двуязычных носителей, а в большинстве немецких неканонический порядок слов и голые NP были связаны с неформальными регистрами.

Тем не менее, для нескольких языков наши данные указывают на тенденции выравнивания регистров в контексте наследия. Предположительно, это связано с отсутствием формального школьного образования: носители наследия в основном общаются с неформальным языком дома и часто имеют ограниченный доступ к формальным реестрам. Следовательно, явления, типичные для неформальной среды в большинстве языков, могут распространяться на формальную среду в языках наследия. Это указывает на различное распределение регистров, а не на разные грамматические модели у носителей наследия. Соответственно, там, где язык наследия также используется в формальном школьном образовании, например, в случае немецкого языка наследия в Намибии, модели были аналогичны тем, которые были обнаружены для большинства языков (например, немецкий в Германии). Как показали наши данные по греческому языку, выравнивание регистров может происходить и у одноязычных носителей: мы обнаружили, что, вопреки утверждениям в литературе, нефлективный релятивизатор предпочтительнее как в формальных, так и в неформальных регистрах, и мы обнаружили это для одноязычных и традиционных носителей языка. одинаковый

Некоторые неканонические паттерны в неформальной обстановке чаще встречались у двуязычных носителей.Таким образом, спикеры Heritage могут привлечь особое внимание к внутренним событиям. В соответствии с этим, несколько неканонических паттернов, которые мы обнаружили, указывают на расширение существующих заметных вариантов и/или продолжающееся языковое изменение. Это подчеркивает важность учета более широкого спектра коммуникативных условий не только для говорящих на наследственном языке, но и для монолингвов.

Для языков наследия наши результаты также показывают, что размер и сплоченность языковых сообществ могут играть роль.В небольших, более широко рассредоточенных сообществах, таких как наше население в Соединенных Штатах, мы иногда обнаруживали более расходящиеся закономерности. Это не означает, что эти параметры находятся за пределами нативных грамматик, но мы можем увидеть больше вариаций. Наши данные указывают на более широкие варианты неканонического порядка слов и голых NP в наследственном немецком языке в Соединенных Штатах, в то время как наследственный немецкий язык в Намибии соответствует большинству немецкого языка. Для наследственного русского мы обнаружили более низкую частоту причастий в Соединенных Штатах, в то время как наследственный русский язык встречается в Германии, где большинство составляют русские.

Наши результаты также заставляют нас пересмотреть современное состояние большинства языков, учитывая повторяющиеся свидетельства неканонических паттернов у одноязычных, которые отклоняются от того, что до сих пор предполагалось в литературе. В случае проанализированного интонационного паттерна в русском языке, это был фактически «девиантный» паттерн, то есть тот, который отличается от описанных в литературе, который мы обнаружили как у монолингвов, так и в одном из наших языковых сообществ наследия. , именно в Германии, а не в другой, то есть в наследии русских в США.

В совокупности наши результаты подтверждают текущие призывы к нормализации многоязычия. Многоязычие может действовать как двигатель языкового развития, и, соответственно, многоязычные сообщества могут предоставить нам привилегированное представление о текущих тенденциях языковых вариаций и изменений. Однако это не делает их экзотическим, частным случаем. Наши результаты помещают язык многоязычных людей в родную грамматику, как на уровне структуры, так и на уровне использования языка. Чтобы в полной мере использовать возможности, которые многоязычные носители предоставляют для лингвистической теории, нам необходимо принять во внимание различия в родной грамматике, включая неформальные регистры, как у двуязычных, так и у одноязычных.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, представленные в этом исследовании, можно найти в онлайн-репозиториях. Названия репозитория/репозиториев и номера доступа можно найти ниже: http://doi.org/10.5281/zenodo.3236069.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Комитетом по этике DGfS (Deutsche Gesellschaft für Sprachwissenschaft/Немецкое общество лингвистов). Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено участниками или, в случае несовершеннолетних, их законным опекуном/ближайшим родственником.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Финансирование

Исследование для этого тома было поддержано за счет средств Deutsche Forschungsgemeinschaft (DFG, Немецкий исследовательский фонд) для исследовательского подразделения «Новые грамматики в языковых контактных ситуациях» (AL 554/13-1, 15-1; AL 1886/2-1). , 3-1, 4-1; БУ 2690/1-1; ГА1424/7-1, 10-1; ЛУ 856/16-1; ЩР 1261/3-1, 4-1; Ш 1685/1-1. ;СЗ 263/4-1, 6-1;ТР 238/5-1, 6-1, 7-1;ВИ 2155/10-1, 10-2, 11-1, 12-1, 13-1; и ZE 940/2-1, 4-1).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов. Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Дополнительный материал

Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2021.717973/full#supplementary-material

.

Сноски

Каталожные номера

Алберс, С., Бэкус, А., и Мюйскен, П. (2019). языков наследия. Языковой контактный подход. Амстердам: Бенджаминс.

Академия Google

Аккема, П., и Сендрой, К. (2002). Совместное использование определителя как экземпляр зависимого многоточия. J. Комп. нем. Лингвист. 5, 3–34.

Академия Google

Ахерн, А., Аменос-Понс, Дж., и Гихарро-Фуэнтес, П. (2019). Интерпретация эффектов выбора настроения в испанском языке L2 и L1: эмпирические данные и теоретические выводы. Заяв. Лингвист. Ред. 10, 469–490. doi: 10.1515/applirev-2017-0097

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ауэр, П.(2013). «Ethnische marker zwischen varietät und stil», в Das Deutsch der Migranten , изд. А. Депперманн (Берлин: де Грюйтер), 9–40.

Академия Google

Байрам Ф., Купиш Т., Паскуаль-и-Кабо Д. и Ротман Дж. (2019). Терминология имеет значение и с теоретической точки зрения! Согласованные грамматики не могут быть неполными. Шпилька. Второй Ланг. Acquis. 41, 257–264. дои: 10.1017/S027226311

87

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Богданов С.И., Евтюксин В.Б., Князев Ю.П. и соавт. (2009). Морфология Современного Русского Языка: Уэбник Для Высших Уэбныx Заведений Российской Федерации. Санкт-Петербург: Факультет филологии и искусств СПбГУ.

Академия Google

Bonfiglio, TP (2010). Родные языки и нации: изобретение носителя языка. Берлин: де Грюйтер.

Академия Google

Брутт-Гриффлер, Дж., и Самими, К.К. (2001). Преодоление парадигмы нативности. Мировой англ. 20, 99–106. дои: 10.1111/1467-971X.00199

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Банк, О. (2020). «Абер Иммер Алле Саген Дас». Статус V3 на немецком языке: использование, обработка и синтаксическое представление. Кандидат наук Диссертация. Берлин: Университет Гумбольдта в Берлине.

Академия Google

Цейтлин, С. Н. (2009). Оэрки по Словообразованию и Формообразованию в Детской Рееи. Москва: Знак.

Академия Google

Шациу, А.(2010). Подход к лексико-функциональной грамматике новогреческих относительных предложений. Кандидат наук Диссертация. Колчестер: Университет Эссекса.

Академия Google

Хомский, Н. (1965). Аспекты теории синтаксиса. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Академия Google

Кук, В. (2016). «Предпосылки мультикомпетентности», в Кембриджском справочнике по лингвистической мультикомпетентности , ред. В. Кук и Ли Вэй (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 1–25.

Академия Google

Криадо-Перес, К. (2019). Невидимые женщины: предвзятость данных в мире, созданном для мужчин. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Vintage Publishing.

Академия Google

де Соссюр, Ф. (1916). Cours de Linguistique Général , редакторы C. Bally и A. Sechehaye (Чикаго, Иллинойс: Open Court).

Академия Google

Эмбик Д., Уайт Ю. и Тамминга М. (2020). «Языки наследия и вариации: выявление общих факторов» [комментарии к Polinksy, M.и Сконтрас, Г., «понимание языков наследия»]. Билингвизм 23, 21–22. дои: 10.1017/S136672891

76

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эргуванлы, Э.Э. (1984). Функция порядка слов в турецкой грамматике. Беркли, Калифорния: Издательство Калифорнийского университета.

Академия Google

Флорес, К., и Ринке, Э. (2020). Актуальность языковых внутренних вариаций в прогнозировании грамматик языков наследия. Двуязычие 23, 25–26.doi: 10.1017/s136672891

64

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гагарина, Н. (2002). «Продуктивность классов глагольных словоизменений (на примере русского языка)», в Future Challenges for Natural Linguistics , Lincom Studies in Theoretical Linguistics, Vol. 30, ред. К. Дзюбальска-Колачик и Дж. Векверт (Мюнхен: Lincom), 153–164.

Академия Google

Гоголин И. (1994). Der monolinguale Habitus der multilingualen Schule. Мюнстер: Ваксманн.

Академия Google

Голуб, И.Б. (2001). Русский язык и культура рэй: Уэбное Пособие. Москва: Логос.

Академия Google

Грайс, М., Бауманн, С., и Бензмюллер, Р. (2005). «Немецкая интонация в автосегментарно-метрической фонологии», в просодической типологии : фонология интонации и фразировки , изд. С.-А. Джун (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 55–83. doi: 10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Грожан, Ф.(1982). Жизнь на двух языках. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Грожан, Ф. (2010). Билингвы: жизнь и реальность. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Академия Google

Гихарро-Фуэнтес, П., и Шмитц, К. (2015). Природа и развитие овладения родным языком. Лингва 164, 239–250. doi: 10.1016/j.lingua.2015.05.008

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хокинс, Дж.А. (1984). Примечание о референтной идентифицируемости и соприсутствии. Дж. Прагмат. 8, 649–659. дои: 10.1016/0378-2166(84)

-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Хокинс, Р., Аль-Эйд, С., Альмахбуб, И., Атанасопулос, П., Ченгченкит, Р., Ху, Дж., и другие. (2006). Учет интерпретации английской статьи носителями иностранного языка. ЕВРОСЛА Годb. 6, 7–25. doi: 10.1075/eurosl.6.04haw

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Хикманн, М.и Хендрикс, Х. (1999). Сплоченность и анафора в детских рассказах: сравнение английского, французского, немецкого и китайского языков. Дж. Чайлд Ланг. 26, 419–452. дои: 10.1017/S030500099

85

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Холтон Д., Макридж П. и Филиппаки-Уорбертон И. (1997). Греческий: Комплексная грамматика современного языка. Лондон: Рутледж.

Академия Google

Игараши Ю.(2006). «Интонационные модели в русских вопросительных знаках — фонетический анализ и фонологическая интерпретация», в Usage-Based Linguistic Informatics: 3 Prosody and Syntax , eds Y. Kawaguchi, I. Fonagy, and T. Moriguchi (Amsterdam: John Benjamins), 175– 196. doi: 10.1075/ubli.3.11iga

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ионин, Т. (2006). Это определенно специфично: специфичность и определенность в артикльных системах. Нац. Ланг. Семант. 14, 175–234. doi: 10.1007/s11050-005-5255-9

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ионин, Т., и Диес-Бедмар, М.Б. (2021). «Использование статей на русском и испанском языках учащимися, пишущими на уровнях CEFR B1 и B2: влияние уровня владения языком, родного языка и специфики», в исследовании Learner Corpus Research Meets Second Language Acquisition , под редакцией Б. Ле Бруна и М. Пако (Кембридж: Издательство Кембриджского университета), 10–38. дои: 10.1017/9781108674577.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ионин Т., Чой, С.Х., и Лю, К. (2021). Знание неопределенных артиклей в L2-English: эффективность онлайн и офлайн. Второй язык. Рез. 37, 121–160. дои: 10.1177/0267658319857466

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ионин, Т., Зубисаррета, М.Л., и Мальдонадо, С.Б. (2008). Источники лингвистических знаний при овладении вторым языком английских статей. Lingua 118, 554–576. doi: 10.1016/j.lingua.2006.11.012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Корнфилт, Дж.(1997). Турецкий. Описательные грамматики. Абингдон-на-Темзе: Рутледж.

Академия Google

Краузе, Т. (2019). ANNIS: система запросов на основе графов для корпусов текстов с глубокими аннотациями. Кандидат наук Диссертация. Берлин: Университет Гумбольдта в Берлине. дои: 10.18452/19659

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Купиш, Т., и Ротман, Дж. (2018). Терминология имеет значение! Почему различие — это не неполнота, и как дети-билингвы в раннем возрасте являются носителями наследия. Междунар. Дж. Билинг. 22, 564–582. дои: 10.1177/1367006

4355

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лардьер, Д., Смит, К.Е., Бругос, А., и Мицкиулла, Л. (2004). «Знание определенности, несмотря на пропуск переменного артикля при овладении вторым языком», в материалах Proceedings of the 28th Annual Boston University Conference on Language Development (Somerville, MA: Cascadilla Press), 328–339.

Академия Google

Лейсс, Э. (2010).«Koverter Abbau des Artikels im Gegenwartsdeutschen», in Kodierungstechniken im Wandel . Das Zusammenspiel von Analytik und Synthese im Gegenwartsdeutschen , редакторы Д. Биттнер и Л. Гаэта (Берлин: де Грюйтер), 137–158.

Академия Google

Ли Вэй (2016). «Эпилог: мультикомпетентность и транслингвальный инстинкт», в Кембриджском справочнике по лингвистической мультикомпетентности , ред. В. Кук Ли Вэй (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 533–543.

Академия Google

Литоксоу, Д. (2019). To sintaktiko Phenomeno Tis Ipotaksis sta Kimena Helinoamerikanon Heritage Omiliton (Speakers) Tis Helinikis Glosas (на греческом языке). Афины: Университет Каподистрии.

Академия Google

Лобан, В. (1976). Развитие речи: от детского сада до двенадцатого класса. Отчет об исследовании № 18. Урбана, Иллинойс: Национальный совет учителей английского языка.

Академия Google

Лондал, Т., Ротман Дж., Купиш Т. и Вестергаард М. (2019). Приобретение языка наследия: что оно показывает и почему оно важно для формальных лингвистических теорий. Ланг. Лингвист. Компас 36:165. doi: 10.1111/lnc3.12357

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лоу, Р. Дж. (2020). Раскрытие идеологии в преподавании английского языка. Берлин: Springer.

Академия Google

Макарова В. (2003). «Особенности интонации в категоризации русского типа предложения», в Исследования по формально-славянской лингвистике IV , под ред.Коста и Дж. Блащак (Франкфурт/М., Германия: Питер Ланг), 83–95.

Академия Google

МакКоули, JD (1993). «Гэппинг с общими операторами», в Proceedings of the Annual Meeting of the Berkeley Linguistics Society 19 , eds JS Guenter, BA Kaiser и CC Zoll (Berkeley, CA: BLS), 245–253. doi: 10.3765/bls.v19i1.1507

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

МакГрегор, А. (2020). Секс имеет значение: как медицина, ориентированная на мужчин, угрожает женскому здоровью и что мы можем с этим поделать. Лондон: Издательство Quercus.

Академия Google

Мейер, Р., и Млейнек, И. (2006). Как просодия сигнализирует о силе и фокусе — исследование звуковысотных акцентов в русских вопросах «да-нет». Дж. Прагмат. 38, 1615–1635. doi: 10.1016/j.pragma.2005.05.011

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Монтруль, С. (2008). Неполное овладение двуязычием: пересмотр фактора возраста. Амстердам: Бенджаминс. [ Изучение билингвизма 39]

Академия Google

Монтруль, С.и Полински, М. (2011). Почему бы не традиционные колонки? Лингвист. Подходит к Билингу. 1, 58–62.

Академия Google

Монтруль, С., и Полински, М. (2019). «Введение в развитие традиционных языков», в Oxford Handbook of Language Attrition , редакторы М. Шмид и Б. Кёпке (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 419–433.

Академия Google

Майерс-Скоттон, К. (2006). Несколько голосов. Введение в билингвизм. Молден, Массачусетс: Блэквелл.

Академия Google

Ортега, Л. (2009). Понимание изучения второго языка. Лондон: Образование Ходдера.

Академия Google

Ортега, Л. (2016). «Мульти-компетенция в овладении вторым языком: проникновение в мейнстрим?», в Кембриджском справочнике по лингвистической мульти-компетентности , под редакцией В. Кука и Ли Вей (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 50–76. doi: 10.1017/cbo9781107425965.003

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Пейн, Дж.и Хаддлстон, Р. (2002). «Существительные и именные словосочетания», в The Cambridge Grammar of the English Language , eds R. Huddleston and GK Pullum (Cambridge: Cambridge University Press), 323–524. дои: 10.1017/9781316423530.006

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Полински, М. (2015). Языки наследия и их носители: состояние дел, проблемы, перспективы будущей работы и методологии. Z. Fremdsprachenforschung 26, 7–27.

Академия Google

Полинский, М.(2018). языков наследия и их носители. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Академия Google

Пуллум, Г.К., и Хаддлстон, Р. (2002). «Preliminaries», в The Cambridge Grammar of the English Language , eds R. Huddleston and GK Pullum (Cambridge: Cambridge University Press), 1–42. дои: 10.1017/9781316423530.002

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ратке, Т. (2006b). «Актуальность формы и выравнивания пика f0 для восприятия функционального контраста в русском языке», в материалах 3-й конференции по просодии речи , (Дрезден), 65–68.

Академия Google

Ратке, Т. (2006a). «Исследование восприятия русских вопросов и утверждений», в Arbeitsberichte des Instituts für Phonetik und Digitale Sprachverarbeitung (AIPUK 37) , редакторы J. Harrington, C. Mooshammer и F. Kleber (Киль, Германия: Institut für Phonetik und Digitale Sprachverarbeitung), 51–62.

Академия Google

Ратке, Т. (2009). Comparative Phonetik und Phonologie der Intonationssysteme des Deutschen und Russischen.(Сравнительная фонетика и фонология интонационных систем немецкого и русского языков. Univ. Dissertation. München: Herbert Utz Verlag.

Академия Google

Ратке, Т. (2013). О нейтрализующем статусе усечения в интонации: исследование восприятия пограничных тонов в немецком и русском языках. Дж. Фон. 41, 172–185.

Академия Google

Ропер, Т. (2003). «Множество грамматик, привлечение функций, пестрый конвейер и вопрос: находится ли AGR внутри TP?» в (не)уязвимых доменах в многоязычии , изд.Н. Мюллер (Амстердам: Бенджаминс), 335–360.

Академия Google

Ромэн, С. (1989). Двуязычие. Оксфорд: Бэзил Блэквелл.

Академия Google

Ротман, Дж., и Трефферс-Даллер, Дж. (2014). Пролегомен к конструкции носителя языка: билингвы, говорящие на наследственном языке, тоже являются носителями языка! Заяв. Лингвист. 35, 93–98. doi: 10.1093/applin/amt049

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Сарко, Г. (2009).«Написание статей на английском языке L2 носителями арабского и французского языков», в Приобретение статей на втором языке: эмпирические выводы и теоретические выводы , редакторы MDP García Mayo and R. Hawkins (Amsterdam: Benjamins), 37–66. doi: 10.1075/ld.49.06sar

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шмид, М.С., и де Леу, Э. (2019). «Введение в лингвистические факторы языкового истощения», в Оксфордском справочнике языкового истощения , под редакцией М.Шмид и Б. Кёпке (Оксфорд: издательство Оксфордского университета), 181–190.

Академия Google

Шредер, К. (1995). Постсказуемые аргументы в турецком языке. STUF Язык. Типол. ун-т 48, 204–218.

Академия Google

Шредер, К. (2016). «Предложение, объединяющее турецкий язык как язык меньшинства в Германии», в Изучение турецкого языкового ландшафта. Очерки в честь Эсера Эргуванлы-Тайлана , ред. М. Гювен, Д. Акар, Б. Озтюрк и М. Келепир (Амстердам: Бенджаминс), 81–101.doi: 10.1075/slcs.175.06sch

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Шредер К., Ефременко К. и Онку М. (будет опубликовано). «Поствербальная позиция в наследии турецкого языка. Сравнительный подход с акцентом на неклаузальные элементы», в Zweisprachigkeit Deutsch-Türkisch. Studien in Deutschland und in den Nachbarländern , редакторы З. Калкаван-Айдын и Ю. Шимшек (Мюнстер: Ваксманн).

Академия Google

Сетон Б. и Шмид М.С. (2016). «Мультикомпетентность и истощение первого языка», в Кембриджском справочнике по лингвистической мультикомпетентности , под редакцией В. Кука и Л. Вей (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 338–354.

Академия Google

Шадрова А. (2020). Измерение коселективных ограничений в учебных корпусах: подход на основе графов. Кандидат наук Диссертация. Берлин: Университет Гумбольдта в Берлине. дои: 10.18452/21606

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Снейп, Н., Гарсия Майо, доктор медицинских наук, и Гюрель, А. (2013). Перевод L1 в выборку статей для общего ознакомления для испанского, турецкого и японского языков, изучающих L2. Междунар. Дж. англ. Стад. 13, 1–28. doi: 10.6018/ijes/2013/1/138701

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

те Вельде, Дж. (2017). Временные наречия в левой периферии Kiezdeutsch: сочетание позднего слияния с деакцентуацией для V3. Шпилька. Лингвист. 71, 301–336.

Академия Google

Трейси, Р.(2002). Растущие (клаузальные) корни: все дети начинают (и могут оставаться) многоязычными. Лингвистика 40, 653–686.

Академия Google

Трибушинина Э., ван ден Берг Х., Килани-Шох М., Аксу-Коч А., Дабашинскене И., Хрзица Г. и др. (2013). Роль явного контраста в приобретении прилагательных: кросс-лингвистическое продольное исследование образования прилагательных в спонтанной детской речи и родительском вкладе. Первый язык. 33, 594–616.

Академия Google

Уокден, Г.(2017). Языковой контакт и V3 в новых и старых германских разновидностях. J. Комп. нем. Лингвист. 20, 49–81. doi: 10.1007/s10828-017-9084-2

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Визе, Х. (2012). Кездойч. Ein neuer Dialekt entsteht. Мюнхен: CH Бек.

Академия Google

Визе, Х. (2013). «Что новые городские диалекты могут рассказать нам о внутренней языковой динамике? Сила языкового разнообразия», в Linguistische Berichte, Special Issue 19 [Dialektologie in neuem Gewand: Zu Mikro-/Varietätenlinguistik, Sprachenvergleich und Universalgrammatik] , eds W.Авраам и Э. Лейсс (Гамбург: Буске), 207–245.

Академия Google

Визе, Х. (2020). «Языковые ситуации: метод фиксации вариаций в репертуаре говорящих», в Methods in Dialectology XVI , изд. Ю. Асахи (Франкфурт: Питер Ланг), 105–117. [Бамбергские исследования английского языкознания].

Академия Google

Визе Х., Алексиаду А., Аллен С., Бунк О., Гагарина Н., Ефременко К. и др. (2019). RUEG Corpus [Набор данных]. Зенодо.

Академия Google

Визе, Х., и Мюллер, Х.Г. (2018). «Скрытая жизнь V3: пропущенный вариант порядка слов в глаголе-втором», в Linguistische Berichte, Special Issue 25 [Non-Canonical Verb Positioning in Main Clauses] , eds S. Müller and M. Antomo (Hamburg: Buske ), 201–224.

Академия Google

Визе, Х., и Ребайн, И. (2015). «Согласованность в новых городских диалектах: тематическое исследование», в Lingua 172/173: [Специальный выпуск о согласованности, ковариации и бриколаже] , под редакцией Г.Гай и Ф. Хинскенс 45–61. doi: 10.1016/j.lingua.2015.10.016

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Визе, Х., Саймон, Х., Циммер, К., и Шуман, К. (2017). «Немецкий язык в Намибии: жизненно важное языковое сообщество и его многоязычная динамика», в Языковой контакт в немецких колониях : Папуа-Новая Гвинея и за ее пределами , под редакцией П. Мейтца и К. А. Волкера 221–245.

Академия Google

Здоренко, Т., и Паради, Дж. (2008). Приобретение артиклей на втором английском языке ребенка: колебание, перенос или и то, и другое? Второй язык.Рез. 24, 227–250. дои: 10.1177/0267658307086302

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Здоренко, Т., и Паради, Дж. (2012). Статьи на дочернем английском языке L2: когда приобретение L1 и L2 встречается на интерфейсе. Первый язык. 32, 38–62. дои: 10.1177/0142723710396797

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Земская, Е. А. (1973). Русская Разговорная Рея. Москва: Наука.

Академия Google

Циммер, К., Wiese, H., Simon, H.J., Zappen-Thomson, M., Bracke, Y., Stuhl, B., et al. (2020). Das Korpus Deutsch in Namibia (DNam) : eine Ressource für die Kontakt-, Variations- und Soziolinguistik. Дтч. Sprach. 48, 210–232. doi: 10.37307/j.1868-775X.2020.03.03

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Зубан Ю., Ратке Т. и Зербиан С. (2020). «Интонация вопросов «да-нет» унаследованных носителей русского языка», в Proceedings of 10th Speech Prosody (Токио), 96–100.

Академия Google

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.